© Игорь Юров, врач-психотерапевт

КАК СПАСТИ АЛКОГОЛИКА

"ПРИЧИНА АЛКОГОЛИЗМА – «ПОВРЕЖДЕНИЕ» ЛИЧНОСТИ?" (начало)
 
"АЛКОГОЛИК В СЕМЬЕ – СПАСАТЬ ИЛИ СПАСАТЬСЯ?" (окончание)
(Ежемесячник "Так живем", №9, 2011, Тверь)


У зависимого от алкоголя человека под действием этого же алкоголя раньше или позже формируются изменения личности, в силу которых осознание своей проблемы становится искаженным, неполным или совершенно невозможным. Соответственно и при решении вопроса о «помощи пьющему члену семьи» нужно быть предельно осмотрительным и четко различать ситуации, когда человека нужно спасать, а когда – от него спасаться. И критерий для различения здесь предельно прост – если человек осознает проблему, ищет спасения, ищет пути ее преодоления, излечения, или хотя бы не отвергает предлагаемую помощь, то его можно и нужно спасать. Если же нет – спасаться нужно от него. К сожалению, это понимается далеко не всеми, и формируется ситуация т.н. созависимости, т.е. начинается своеобразная игра, в которой алкоголик (или наркоман) играет роль преследуемой жертвы, а пытающийся изо всех сил помочь ему член семьи – роль спасителя – этот «спаситель» и есть созависимый.


Вопрос: «Говорят, что вскрыть причины женского алкоголизма очень сложно. Читал, что  врачи-наркологи основными причинами этого заболевания считают семейные конфликты, личную неустроенность, одиночество, неуверенность в себе или присутствие рядом, в семье, среди друзей, систематически выпивающих людей. Моя жена не одинокая, успешная, уверенная в себе женщина, хорошая мать, скандалов у нас не бывает, пьющих в нашем доме и среди друзей нет. Однако к 40 годам она стала алкоголичкой. Правда, в ее семье в семье пил отец. Она мне рассказывала, что негативно относилась к его пьяным выходкам и чтобы “отключиться” от семейных проблем тоже выпивала понемногу, будучи еще школьницей, так как, по ее словам, “сразу на душе делалось лучше”. В студенческие годы прием спиртного участился: “было приятно в веселой компании легко проводить время”. Мы поженились почти 20 лет назад, и я никогда не замечал, что она любит выпить. Отклонения в ее поведении начались полгода назад: во время “застолий” у нее все чаще стало появляться странное желание напиться “до отключки”. Мы (я и дети) ее осуждали, страдали, что она напивалась до бесчувствия, причем, совершенно незаметно, не контролируя количество выпитого. Она пыталась оправдываться, давала обещания не пить, но не могла удержаться, потому что без выпивки уже чувствовала себя плохо. Думаю, что сегодня пьющих женщин стало значительно больше именно среди тех, кто считает себя сильной личностью. “Феминизация” коснулась сферы отдыха и развлечений. Женщины не только надели на себя брюки и стали громко и уверенно разговаривать, успешно вести бизнес, а также усиленно курить и пить. Волна нарастает, захлестывает с головой... и увлекает в пучину все больше пловцов. Можно ли их спасти?Разгадала ли тайну зависимости современная медицина? Научилась ли успешно лечить алкогольную болезнь? И как помочь пьющему члену семьи".

Ответ И.Ю.: 

Сначала об алкоголизме вообще, а потом уже о женском страдании от этого пристрастия, поскольку основные механизмы формирования зависимости существенно не отличаются. По разному выглядит лишь «фон» происходящего - то, как проблема воспринимается со стороны.

Мой ответ на ваш главный вопрос – да, в подобных ситуациях спасти можно, причем, довольно легко КАЖДОГО, КТО ПРОТЯГИВАЕТ РУКУ ЗА ПОМОЩЬЮ. И хотя анекдоты здесь не вполне уместны, все же напомню известную юмористическую притчу о том, как бедный еврей неделю за неделей, месяц за месяцем просит Бога о помощи, сетуя на свои нескончаемые страдания и лишения; наконец, он слышит с неба чуть ли ни стонущий голос – «Мойша, дай же и Мне возможность помочь тебе - купи хотя бы лотерейный билет». Описанная ситуация очень показательна: современная наркология и психотерапия располагают большим набором эффективных средств для того, чтобы помочь зависимому установить непреодолимый запрет на употребление алкоголя, будь то всем известное «кодирование», «подшивание», назначение несовместимых с алкоголем препаратов или индивидуально подобранная психотерапевтическая методика. Помимо этого имеется еще гораздо больший арсенал средств, большей частью медикаментозных, чтобы после прекращения употребления алкоголя полностью (!) избавить человека от тяжелого «синдрома отмены» - возможных депрессивных переживаний, состояний тревоги или паники, расстройств сна, вегетативной дистонии, головных болей, ипохондрических симптомов, связанных с ощущением нестабильной работы внутренних органов и пр., т.е. всего того выраженного дискомфорта, который действительно возникает после вынужденного отказа от алкоголя. Получается, стоит только по-настоящему осознать свою проблему и решиться на отказ от алкоголя, протянуть руку за помощью, как цель будет достигнута, причем без особых жертв и страданий. Еще проще в этом смысле отказаться от курения и несколько сложнее от наркотиков, о причинах чего я выскажу свое мнение чуть позже.

Конечно, все сказанное мной верно в том случае, если обращаться действительно к грамотному психиатру-наркологу, а не шарлатану, который индивидуально или коллективно производит за немалые деньги ряд «магических пасов», как правило, устрашающего характера, после чего несчастный пьяница бросается на произвол судьбы, лишенный какой-либо возможности облегчить тяжелейший синдром отмены, и соответственно, через некоторое время - когда нагнетенный "гипнотизером" страх немного поутихнет - снова «срывается» и уходит в еще более тяжелый запой.

Итак, стоит человеку искренне признать необходимость изменения своих привычек и обратиться за квалифицированной помощью, которая позволит ему установить внешний или внутренний барьер на пути алкоголизации и легко перенести период воздержания от алкоголя, как все может решиться, как говорится, в «два счета». Об этом свидетельствуют личные примеры немалого числа людей, которые однажды, во всей мере осознав свою катастрофу, взяли и прекратили пить - раз и навсегда, никогда больше даже не заигрывая ни с рюмкой, ни с прежней компанией, и очень этому рады. Так в чем же проблема? Проблема в этом самом недостатке осознания! Беда в том, что спасительное осознание сначала обычно заблокировано страхом перед тем эмоциональным (да, и физическим) страданием, которое возникнет в результате «синдрома отмены» алкоголя, а со временем осознание становится уже просто невозможным по причине органических мозговых нарушений, вызванных хроническим алкогольным отравлением и приводящих к особым изменениям личности алкоголика, из-за которых он уже не способен критично и объективно оценивать ситуацию. На еще более поздних стадиях развития алкоголизма, как известно, начинает страдать интеллект, утрачивается культурная база, а изменения личности доходят до степени ее деградации - здесь уже лечение алкоголизма становится фактически невозможным.

Таким образом, у зависимого от алкоголя человека под действием этого же алкоголя раньше или позже формируются изменения личности, в силу которых осознание своей проблемы становится искаженным, неполным или совершенно невозможным. По этой причине алкоголик отказывается от помощи или принимает ее формально под давлением родственников, дабы от него просто «отстали», что часто и случается, а лечение признается «неудачным» или «неэффективным». Чтобы помочь утопающему, он должен хотя бы протянуть руку, также как и в анекдоте - чтобы удовлетворить просьбу молящегося, он должен «хотя бы купить лотерейный билет, т.е. он должен хотя бы признать, что подвержен разрушающей его зависимости и в связи с этим нуждается в помощи. И все! С этого момента решить проблему не сложно. Но как раз этого в большинстве случаев и не происходит по причине того, что личность успевает измениться настолько, что осознать свою трагедию человек уже не способен. Именно поэтому алкоголизм лечится тем лучше, чем на более ранней стадии начато лечение, по сути – чем раньше человек САМ(!) «спохватится»; и именно поэтому наркологи и психотерапевты, профессионально занимающиеся зависимостью и нежелающие терять свой рейтинг успешности, никогда не берутся за лечение тех пациентов, которые не проявляют самостоятельного осознанного намерения освободиться от зависимости. Все более, чем просто: тому, кто имеет осознанное намерение решать свою проблему - поможет любой классический метод лечения, и человек будет всю жизнь радоваться своему освобождению; а кто не имеет этого осознанного намерения – тому помочь практически невозможно, иначе бы социальная проблема алкоголизма не была столь катастрофической.

Теперь вы сможете понять, почему от курения избавиться легче, чем от алкоголя, почему бросить курить можно и через 20, и через 30 лет пребывания в никотиновой зависимости, а наркотическую зависимость, наоборот, преодолеть еще сложнее, чем алкогольную. Снова все просто. Никотин в силу своих химических свойств при воздействии на мозг не вызывает столь быстрых и выраженных изменений личности, как алкоголь. Даже в народе известно, что курильщик обычно осознает факт своей зависимости, переживает ее, но всякий раз оттягивает момент отказа от курения; и в отличии от него, наоборот, «ни один алкоголик себя алкоголиком не считает». Получается, что одновременно с тем, как алкоголик становится алкоголиком, он утрачивает способность это осознать, и наоборот – одновременно с тем, как зависимый от алкоголя утрачивает возможность осознать факт своей зависимости, он в полной мере становится больным алкоголизмом. Что касается опиатов (самый сильный из них героин), то они действуют на мозг так, что личностные изменения наступают предельно быстро, и осознавать свою беду наркоман практически не способен уже после первых инъекций - он или находится «под кайфом», или может думать только о том, где взять следующую дозу. Именно в силу специфических и крайне выраженных изменений личности наркоманы превращаются в опасных преступников и патологических лжецов, именно поэтому мало кто из профессиональных наркологов берется лечить их в частном или индивидуальном порядке. 

Наследственный фактор (т.е. наличие в роду алкоголиков, но также и носителей любых психических расстройств, лиц совершивших суицид, психопатов, асоциальных типов и пр.) еще более ускоряет развитие личностных изменений или даже создает их по сути еще до начала самостоятельного употребления алкоголя. В результате химическое вещество – спирт – как бы ложится на уже биологически подготовленную почву» и подходит к организму человека, как «ключ к замку». Ваши слова о том, что девушка «выпивала понемногу, будучи еще школьницей, так как, по ее словам, “сразу на душе делалось лучше”, очень хорошо иллюстрируют то, о чем я сейчас говорю. В наиболее драматических случаях так формируются самые тяжелые, т.н. ядерные формы алкоголизма - когда тяжелейшие запойные состояния формируются у 16-19-летних подростков за короткий период времени буквально после первых нескольких («обычных» - с точки зрения других подростков) пьяных вечеринок. 

Что касается вопроса именно о женском алкоголизме, то он не имеет каких-то загадочных особенностей, все определяется социальными статусом, образом женщины и женского поведения. Использую простой пример. Если мы видим на улице чумазого мужчину в перепачканной одежде, дырками на штанах и явно не благоухающего французской парфюмерией, то вполне можем подумать, что это автослесарь только что испачкался в гараже, или сантехник только что вылез из люка, где чинил прорвавшую канализационную трубу, или грузчик, который всю смену разгружал под палящим солнцем ящики с помидорами и т.д. Одним словом, хотя нам и неприятно будет находиться рядом с мужчиной неподобающего вида, все же это не покажется чем-то диким или из ряда вон выходящим. Почему? Потому что таков социальный статус и образ мужчины: возможно, он выполнял тяжелую или даже черную работу, а уже через час будет чист и при полном параде. А если мы встретим на улицу женщину подобного неприглядного вида? Мы ужаснемся или проникнемся болезненным сочувствием, осуждающе отвернемся или поспешим на помощь. Почему? Опять же, потому что таков социальный статус и образ женщины – касательно внешнего вида ей непозволительно то, что в ряде ситуаций позволительно мужчине.Точно также в случае мужского и женского алкоголизма. Совершенно независимо от пола пьянство мерзко, глупо, абсурдно и представляет собой большую трагедию. Но при этом так уж повелось в обществе, что «пьяный мужик – эка, невидаль», а «пьяная женщина – предел, дальше которого некуда, нет ни стыда, ни совести».

Как мужской, так и женский алкоголизм, трудно излечимы и приводят к трагическим последствиям. Тяжесть алкогольной зависимости, быстрота ее формирования, возникающие осложнения зависят от конкретной личности, как среди мужчин, так и среди женщин. Способность к осознанию проблемы и волевые усилия к ее преодолению также могут быть сильны или слабы, как у каждой конкретной женщины, так и каждого конкретного мужчины. Нужно понять главное: как выглядеть неопрятно для мужчины – сносно, и даже привычно, а для женщины – дико, также и с пьянством – для мужчины это, к великому сожалению, даже привычно, а для женщины – дико! В цивилизованном обществе напиваться до пьяна – дико и для мужчины, не уже говоря о женщине; в более деградировавшем обществе быть пьяной для женщины не так уж диковинно, не говоря о мужчине. Различие не в формах мужского и женского алкоголизма, различие в цивилизованности и культуре общества! Алкоголизм - социальная проблема, социальное зло. В медицинском же аспекте и мужчины, и женщины страдают от алкоголизма и его последствий совершенно одинаково.

Теперь я могу ответить на ваши заключительные вопросы – «Разгадала ли тайну зависимости современная медицина? Научилась ли успешно лечить алкогольную болезнь? И как помочь пьющему члену семьи?». До конца неисследованным остается, пожалуй, только геном человека, но его изучением уже пристально занимается современная медицина. Сейчас осталось разве что определить местонахождение «гена алкогольной зависимости» и научиться его «вырезать» или блокировать. Только эти исследования представляют собой на сегодняшний день какую-то «таинственность», и то именно на сегодняшний день, никак – не на завтрашний. Все остальные «тайны» давно разгаданы. На психологическом уровне развитию зависимости, причем, не только алкогольной, способствует эмоциональная депривация (т.е. недостаток любви, тепла, признания, поощрения, положительного оценивания, личной свободы и пр.) в детстве, так что уже взрослому человеку приходится почти буквально заполнять свой внутренний холод «огненной жидкостью», а постоянное чувство вины, ненужности и уничиженности – пьяной бравадой. На физиологическом уровне также хорошо исследованы изменения, происходящие в организме при регулярном употреблении алкоголя, в результате которых спирт «встраивается» в естественный процесс обмена веществ, после чего без его участия вся внутренняя биохимическая лаборатория уже не может нормально функционировать. Именно с этим связаны тяжелые похмельные состояния, когда принятие дозы алкоголя ощущается как жизненная необходимость, и именно с этого начинается вторая стадия хронического алкоголизма, после которой зависимость считается уже неизлечимой. Т.е. человек в принципе может перестать пить, но он уже никогда не сможет выпить «как все» - немного, ради праздничной встречи или легкого расслабления - принятая внутрь капля неизбежно увлечет его в глубочайший запой. С другой стороны отказ от алкоголя при уже сформировавшейся зависимости часто влечет за собой выраженные личностные изменения, заострение негативных черт характера, психопатоподобное поведение или психические расстройства в форме депрессии, ипохондрии, тревожности, а также психосоматические заболевания и реакции. Именно по этой причине алкогольная зависимость с определенного этапа и считается неизлечимой – от спиртного невозможно отказаться без каких-либо последствий, какого-либо ущерба для психического или физического здоровья.

Именно этот смысл и вкладывается в известное выражение – «алкоголик может перестать пить, но он все равно на всю жизнь останется алкоголиком». В этом весь феномен, трагедия и драма зависимости, сколь бы глубока ни была ее «тайна» и сколь бы мы не приближались к ее разгадке, результат был, есть и остается один – нельзя допускать формирования зависимости, потом уже ничего сделать нельзя – организм, личность, психика останутся измененными, еще лучше сказать – поврежденными наркотическим веществом, будь то алкоголь, морфин, героин, кокаин, амфетамин или марихуана. Соответственно, и при решении вопроса о «помощи пьющему члену семьи» нужно быть предельно осмотрительным и четко различать ситуации, когда человека нужно спасать, а когда – от него спасаться. И критерий для различения здесь предельно прост – если человек осознает проблему, ищет спасения, ищет пути ее преодоления, излечения, или хотя бы не отвергает предлагаемую помощь, то его можно и нужно спасать. Если же нет – спасаться нужно от него. К сожалению, это понимается далеко не всеми, и формируется ситуация т.н. СОЗАВИСИМОСТИ, т.е. начинается своеобразная игра, в которой алкоголик (или наркоман) играет роль преследуемой жертвы, а пытающийся изо всех сил помочь ему член семьи – роль спасителя – этот «спаситель» и есть созависимый.

Отказаться от своей роли "спасителю" становится так же невозможно, как зависимому преодолеть свою зависимость. Типично созависимые отношения очень часто можно наблюдать примерно в таких распространенных ситуациях: «Мой муж, постоянно пьет, терроризирует всю семью, пропивает все деньги, от него страдают дети, моя жизнь лишена всякой радости и смысла, она вся проходит в безуспешных попытках заставить его лечиться и страдании от его издевательств. - Почему же вы от него не уходите?! – Потому что без меня он совсем пропадет!» То же самое часто происходит и в ситуациях, когда зависимостью страдает сын или жена. Например – «Где ваш сын берет деньги на наркотики? – У меня. – Но вы же так сами его губите! – Но иначе он будет воровать или грабить, станет преступником и погибнет совсем, а я его очень люблю!» Посмотреть со стороны – абсурд, но встречается повсеместно.

Созависимые отношения со временем часто превращаются в т.н. садо-мазохистические игры: роли Спасителя и Жертвы перерастают в роли Садиста (неотступного преследователя) и Мазохиста (несчастного зависимого), причем  периодически они меняются местами – созависимый «садист» выставляет себя (особенно перед окружающими - соседями, родственниками) жертвой, а зависимая «жертва» становится садистом, превращающим жизнь всей семьи в настоящий ад. Такие «игры» бесконечны. Например, стоит тихому пьянице («жертве») начать проявлять агрессию, и вот уже он - «Садист», а его жена, или мать (бывший «Спаситель») теперь - «Мазохист-жертва». И также стоит «Садисту-алкоголику» напиться до тяжелого отравления и попасть в реанимацию, и вот он уже - Несчастная Жертва, а бывшая «жертва» (жена или мать) теперь «Спаситель», который носит в больницу передачи, ищет лучших врачей и оплачивает лечение тому, кто «лишил ее жизнь всякой радости и смысла». Также обстоят дела и разыгрываются сложные внутрисемейные сценарии, если зависимость касается жены или дочери: на всякого зависимого находится свой созависимый, играющий роль Спасителя или Жертвы; и периодически они меняются ролями, но самое главное – они совершенно неспособны существовать друг без друга!

Парадокс этой ситуации (который одновременно подтверждает факт постоянно ведущейся «игры») состоит в том, что если зависимый вдруг действительно преодолевает свою зависимость, то зачастую семья… распадается! Распадается из-за того, что один из «актеров» перестает играть свою роль, отчего весь патологический семейный «сценарий» рушится. Такие случаи всем известны. Или, наоборот, кто-то из членов семьи семьи (неважно кто) находит в себе силы разорвать отношения, и… зависимость исчезает! Исчезает по той причине, что разрушился патологический «сценарий», и продолжать играть прежнюю роль уже нет смысла; далее часто формируются новые семьи с более зрелыми и независимыми «правилами игры», определяющими отношения в семье.

Наблюдать подобное для каждого из нас также далеко не редкость. Именно по этой причине с предельной серьезностью и осторожностью нужно относиться к вопросу о том, «как помочь пьющему члену семьи»: помощь ему может оказаться самой настоящей «медвежьей услугой», еще более укрепляющей губительные для всех «ролевые позиции». Об этом необходимо всегда помнить, а в идеале такие вопросы вообще не решаются без участия профессионального семейного психотерапевта или психоаналитика. «Игра» всегда лучше видна со  стороны, сами же «актеры» просто вовлечены в свою драматическую (а порой траги-комедийную) семейную «сценическую» жизнь.

Многие, надеясь на исправление «жизненного сценария», начинают уповать на высших «сценаристов», ставят им храмах свечи и заказывают молебны, молитвенно просят «дать другую роль»; готовы использовать всяческие «театральные лазейки», чтобы избавиться от сглаза или порчи, вступают в «закулисные интриги», пытаясь сделать "отворот" или произвести "приворот"… На это тратятся все силы и энергия, на это уходит жизнь, в то время как от «актеров» требуется просто осознать свою «игру», отказавшись от ненавистных «ролей», навязанных им, как правило, еще родителями. Возможно, именно этого ждет от них и Самый Главный Сценарист…

2017  Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова  © 
top Яндекс.Метрика