© Игорь Юров, врач - психотерапевт

 КАК РЕАГИРОВАТЬ НА ГРУБОСТЬ ДОЧЕРИ

"ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ДОЧЬ - СТЕРВА? или КАК ВОПРОС НЕ ПРЕВРАТИТЬ В ДОПРОС?"
(Еженедельник "Так живем", №12, /141/, декабрь, 2014)


Я хочу задать автору письма два вопроса. Первый – относитесь ли вы к дочери, как к абсолютно равной вам ВО ВСЕМ? Равной - особенно теперь, когда, как вы говорите, она обрела привитую вами самостоятельность. Второй  – не бывало ли так, что при общении с дочерью ваше обращение к ней могло бы чем-то напоминать допрос? Мне кажется, что на первый вопрос вам бы очень хотелось ответить абсолютное ДА, но, положив руку на сердце, вы сами знаете, что – НЕТ. По крайней мере, в целом ряде ситуаций – НЕТ. А уж, когда поведение дочери или просто неизвестность вызывают у вас тревогу – точно НЕТ. Вы должны обязательно УЗНАТЬ, ведь вы – мать, а это ваша дочь! Не так ли? Вы должны узнать все, вы должны почувствовать ее открытость, чтобы успокоиться, чтобы не переживать, чтобы СИТУАЦИЯ БЫЛА ПОД КОНТРОЛЕМ! Вы должны быть уверены, что контролируете все так же, как в те времена, когда дочь была ребенком, когда вы «одна растили свою девочку», и вся ответственность за нее ложилась на вас. Вы чувствуете, что отвечаете за нее, как руководитель за свой отдел, как инспектор за успех проверки, как офицер за жизнь своих солдат. И, соответственно, вы позволяете себе устраивать допрос.


Вопрос: Моей дочери недавно исполнилось 27 лет. Взрослый, самостоятельный человек. Я одна растила мою девочку, старалась привить ей самостоятельность и мне это удалось. Теперь, как мне кажется, самостоятельность изменила ее характер в худшую сторону. Вот уже больше двух лет, как она живет своей жизнью и даже переехала в другой город. Я не возражаю. Только скучаю по ней и, как каждая мать, беспокоюсь, переживаю за нее. Хорошо, что есть скайп, интернет и мы часто общаемся. Но в последнее время она нетерпимо относиться к моим вопросам, на мой взгляд, естественным для любящей матери, или моим суждениям по тому или иному поводу. Я все понимаю: у молодежи и людей зрелого возраста разные взгляды на многие вещи, разные жизненные ценности, темперамент, возможности и опыт. Но это совсем не обязательно должно приводить к конфликтам. А моя дочь очень часто обижает меня своей резкостью, нетерпимостью к моим высказываниям, а иногда и откровенной грубостью. Я очень переживаю эти наши стычки, подолгу не могу успокоиться и думаю: неужели самостоятельная жизнь, в которой, наверное, есть у нее проблемы (у нее нет семьи), так ожесточила мою дочь. Нет, в общем и целом у нас хорошие отношения, но появившиеся в ее характере резкость, грубость и стервозность (свойственная многим в наше время) меня просто убивают. Откуда они взялись и как на них реагировать, чтобы не обострить проблему, сохранить то тепло и доверие, которые всегда нас связывали?»

Ответ И.Ю.: 

Крайне жаль, что вы не приводите ни одного из тех ваших вопросов, «высказываний» и «суждений по тому или иному поводу», которые провоцируют у дочери «стервозность». Ну, хотя бы приблизительно, в общих чертах…. Ведь этим все определяется! Представьте, пожалуйста, что ваша знакомая жалуется вам, что ей кто-то ответил «с резкостью». Разве вы тут же не переспросите – а о чем, собственно, был разговор, что именно ты говорила? Если кто-то сообщит вам, что в ответ на вопрос ему ответили «откровенной грубостью»? Разве вы тут же не поинтересуетесь – в чем конкретно состоял вопрос, если он вызвал такую ответную реакцию? Как вы сможете оценить ситуацию, чем поможете своему собеседнику, если он не предоставит вам ни малейшей информации о собственном поведении? Разве вы не скажете – нет, уж, давай-ка подробно все рассказывай - перед тем, как столкнуться с грубостью, ЧТО ИМЕННО ты говорил, КАК ты это говорил, КОГДА и при каких обстоятельствах? А еще лучше, если скажешь - ДЛЯ ЧЕГО ты это говорил, и что случилось бы, если бы ты этого не сказал?

Я же из текста письма могу узнать только то, что дочь «в последнее время стала нетерпимо относиться к вопросам», которые НА ВАШ ВЗГЛЯД(!), «естественны для любящей матери». И больше ничего. Ни малейшего намека на их содержание - ни в общих чертах, ни в виде самого простого примера. В письме присутствует исключительно критика дочери за ее отчуждение от вас и ваши переживания по этому поводу. Как я могу в такой ситуации сказать что-либо по существу? Никак. Поэтому, прошу меня извинить – не располагая конкретной информацией о том, как именно В ВАШЕМ СЛУЧАЕ проявляло себя «естественное для любящей матери» поведение, я не смогу дать обоснованный ответ. Могу лишь продолжить начатое рассуждение.

Итак, некто сообщает вам, что столкнулся с открытой неприязнью в ответ на «естественное, на его взгляд» доброжелательное отношение. Не захотите ли вы в первую очередь поинтересоваться у этого переживающего (и пусть даже страдающего) человека о том, не задавал ли он своих вопросов не вовремя, не надоедал ли, не был ли навязчив сверх меры, не спрашивал ли о том, на что уже не раз получал ответ или о том, про что ему по каким бы то ни было причинам явно не хотят рассказывать, не спрашивал ли он о чем-то слишком личном, не лез ли, как говорится, в душу, не пытался ли своими вопросами манипулировать другим человеком, склоняя его к точке зрения, которую тот не поддерживает, не заставлял ли, пусть неумышленно согласиться с тем, с чем он не хочет соглашаться? Относительно вызвавших негативную реакцию «суждений» и «высказываний» вы, несомненно, также захотите узнать, не были ли они слишком категоричными, не содержали ли в себе что-то, о чем человек не хотел слышать, по поводу чего не желал вступать в спор и т.п.

Я уверен, что, прежде всего, вне связи со степенью обиженности собеседника и вашим сочувствием ему, вы попытаетесь просто сами для себя определить, что же произошло на самом деле - не был ли резкий или пусть даже «откровенно грубый» ответ, по сути, адекватной(!) реакцией на попытку вмешаться в личную жизнь или затронуть тему, являющуюся неприкосновенной? Не проявила ли «жертва агрессии» незаметно для самой себя какой-либо бесцеремонности, своенравности, всезнайства, претенциозности, не желания принимать в расчет иную точку зрения или жизненную ситуацию?

Однозначно и с вами бывало так, что вам задавали явно неприятный для вас вопрос или высказывали суждение, по поводу которого вы были настроены прямо противоположным образом, или навязывали тему, которую вы в принципе не хотели обсуждать, а ваш собеседник этого никак не понимал или был очень «настырным», продолжал любопытствовать, переубеждать, настаивать на своем, пытаться «заходить то с одной, то с другой стороны», не желая прислушиваться к вашим доводам, по крайней мере, настолько, насколько вам бы этого хотелось. Разве вы себя не чувствовали при этом, как на допросе, и не отвечали резко, не бросали трубку, не требовали уважения или прекращения бессмысленного спора?

Наверняка вы знаете, что значит проводить допрос. Ситуация допроса может существовать только при официальных отношениях и только тогда, когда один из ее участников наделен абсолютным превосходством и властью, а другой их совершенно лишен. Так может быть при взаимодействии начальника и подчиненного, следователя и подозреваемого, военного и его пленника. Но никогда между равными! В условиях принуждения допрос неизбежно вызывает сильный протест, который вынужденно подавляется. Случается, особенно под предлогом каких-либо «благих намерений», что-то похожее на допрос возникает и в отношениях равных по статусу личностей, в этом случае тоже возникает протест и не менее сильный, но он… НЕ подавляется. А прорывается в виде «откровенной грубости».

И вот здесь я хочу задать автору письма два вопроса. Только отвечайте честно и откровенно перед самой собой. Первый – относитесь ли вы к дочери, как к абсолютно равной вам ВО ВСЕМ? Равной - особенно теперь, когда, как вы говорите, она обрела привитую вами самостоятельность. Второй  – не бывало ли так, что при общении с дочерью ваше обращение к ней могло бы чем-то напоминать допрос?

Мне кажется, что на первый вопрос вам бы очень хотелось ответить абсолютное ДА, но, положив руку на сердце, вы сами знаете, что – НЕТ. По крайней мере, в целом ряде ситуаций – НЕТ. А уж, когда поведение дочери или просто неизвестность вызывают у вас тревогу – точно НЕТ. Вы должны обязательно УЗНАТЬ, ведь вы – мать, а это ваша дочь! Не так ли? Вы должны узнать все, вы должны почувствовать ее открытость, чтобы успокоиться, чтобы не переживать, чтобы СИТУАЦИЯ БЫЛА ПОД КОНТРОЛЕМ! Вы должны быть уверены, что контролируете все так же, как в те времена, когда дочь была ребенком, когда вы «одна растили свою девочку», и вся ответственность за нее ложилась на вас. Вы чувствуете, что отвечаете за нее, как руководитель за свой отдел, как инспектор за успех проверки, как офицер за жизнь своих солдат. И, соответственно, вы позволяете себе устраивать допрос.

Но дочь уже не ребенок – это взрослый, абсолютно равный вам человек, и он… протестует! И будет протестовать до тех пор, пока не прекратится допрос, пока между вами не настанет равенство.

2017  Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова  © 
top Яндекс.Метрика