© Игорь Юров, врач - психотерапевт

КАК ПОВЛИЯТЬ НА ОТЦА

"ГРЕХ ОСУЖДЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ ИЛИ ТРАГЕДИЯ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ?"
(Ежемесячник "Так Живем", №3 /144/, май-июнь, 2015)


Слава Богу, ваш отец никого не убил, а «всего лишь» искалечил жизнь своей жене - вашей матери, хотелось бы надеяться, что никому больше. Хотя… если вы даже сейчас, описывая поведение домашнего тирана, эгоиста и алкоголика, не решаетесь назвать вещи своими именами, считаете это грехом и обещаете «быть предельно корректной», значит, и вам была нанесена душевная травма, через которую внедрились и живут внутри вас до сих пор детские страх и трепет перед отцом. Что ж, тогда я, на всякий случай, прошу простить меня за дальнейшую некорректность суждений.


Вопрос: «Пишу в надежде получить совет.  Знаю, что осуждать родителей – грех, потому постараюсь быть предельно корректной.
Мой отец человек, мягко говоря, не семейный. О финансовом благополучии семьи заботился мало всегда, зарплату тратил на свои нужды (маме на хозяйство давал изредка небольшие суммы, когда уж совсем было туго). Хотя, по отношению к другим он очень щедрый. Кроме того, всё хозяйство было на маме: огород, рынок, ремонт, уборка… И он еще обижался на маму, что она не умеет веселиться, не любит гостей.
Сколько его помню, он всегда был очень грубым. Особенно, по отношению к близким. Не бьёт, конечно, но, бывает, может замахнуться или угрожать. Мат и оскорбления — обычное дело. И с каждым годом становится всё хуже. Я сейчас этого не вижу и не слышу, т.к. живу отдельно, но переживаю за маму и сестру, которой 18 лет. Мама прощала ему все, даже измены. У него была любовница, с которой он встречался лет десять, а потом начал спиваться. Не знаю, может, это как-то связано, но вот уже лет девять он пьёт и деградирует всё больше. При этом он работает водителем, часто звонит начальству с разными предлогами, отпрашивается: как ещё не уволили — вопрос. На работе не пьёт, но, естественно, бывает с похмелья регулярно. Зарплата маленькая и ту полностью пропивает.
Мама терпит его выходки на протяжении 27 лет, вышла замуж по любви и ещё долгое время его любила и верила, что он исправится. Потом было жалко оставлять детей без отца, потом не знала, куда ей идти и что делать, потом она боялась, что он будет её преследовать и мешать жить, а сейчас считает, что жизнь уже прожита и нет смысла что-либо менять (ей 52 года)! Я, моя сестра и мой муж уже лет 10 предлагаем ей изменить свою жизнь. Я как только не убеждала, даже плакала… Всё как дым. В самые трудные моменты вроде согласна что-то поменять, а через день снова наступает смирение.
С отцом мы тоже разговаривали: он не отрицает, что много пьёт, но  считает, что от этого никто не страдает. Лечиться отказывается – боится огласки диагноза и потери работы, а без его согласия кодирование не делают. Может быть, есть какой-то метод повлиять на отца? Может начать лечить его против его воли, тайно или все же убедить маму оставить его? Но имею ли я на это право?»

Ответ И.Ю.: 

Что ж, если для вас «осуждать родителей – грех», давайте, этим займусь я, ведь судить чужих родителей – не грех, хотя не понимаю, в чем разница. Особенно мне это не понятно в ситуации, когда дети сами стали родителями или достигли соответствующего возраста. Запрет на осуждение родителей логичен для детей и незрелых подростков, чтобы они, как говорится, не отбивались от рук. Ну, а если дети уже взрослые? Ходить в розовых очках, закрывать глаза на факты, на черное говорить белое? А если родитель, например, настоящий преступник? У множества преступников есть дети. Им тоже грех осуждать? Такая детская «праведность» в суде будет признана пособничеством и укрывательством, а возможность поговорить о заповедях детям будет предоставлена в заключительной речи.

Слава Богу, ваш отец никого не убил, а «всего лишь» искалечил жизнь своей жене - вашей матери, хотелось бы надеяться, что никому больше. Хотя… если вы даже сейчас, описывая поведение домашнего тирана, эгоиста и алкоголика, не решаетесь назвать вещи своими именами, считаете это грехом и обещаете «быть предельно корректной», значит, и вам была нанесена душевная травма, через которую внедрились и живут в вас до сих пор детские страх и трепет перед отцом. Что ж, тогда я, на всякий случай, прошу простить меня за дальнейшую некорректность суждений.

Итак, вы говорите – «Я, моя сестра и мой муж уже лет 10 предлагаем ей изменить свою жизнь». Каким, простите, образом? Кому изменить жизнь? Женщине, которая «боялась, что муж будет её преследовать и мешать жить»? Это она то, так вот, прямо возьмет и «изменит жизнь» в 52 года, как  этому учат психологи молодых менеджеров в глянцевых журналах? А то, что основная часть ее жизни уже прошла в рабстве у человека, который «сколько, вы себя помните, всегда был очень грубым. Особенно, по отношению к близким» - с этим как? Который «может замахнуться или угрожать»? Для которого «мат и оскорбления — обычное дело». Который «пьёт и деградирует всё больше», «и с каждым годом становится всё хуже»? Вы говорите о женщине, муж которой «зарплату тратил на свои нужды и только по отношению к другим был очень щедрый», а «всё хозяйство было на ней: огород, рынок, ремонт, уборка…»? Сказанного вами вполне достаточно, чтобы в цивилизованной стране получить реальный срок по обвинению в домашнем насилии. И вам кажется странным, что жертва этого насилия «в самые трудные моменты вроде согласна что-то поменять, а через день снова наступает смирение»?

Это смирение? Это называется не смирением, а полным подавлением воли в результате многолетнего морального унижения, страха и переживания безвыходности ситуации. Это клиника посттравматического стрессового расстройства, в похожем состоянии люди возвращались из концлагерей и чеченского плена.

Я абсолютно уверен, что раз уж вы начали письмо с того, что «осуждение родителей – это грех» и «постараетесь быть предельно корректной», то поведение отца вы в значительной мере еще и приукрасили – «мой отец человек, мягко говоря, не семейный». Ну, а не мягко говоря? Говоря так, как есть? Не беспокоясь о корректности?

По факту – он, конечно же, не семейный человек, поскольку он… - тиран, диктатор своей семьи. Такие люди, как правило, являются клиническими психопатами. Официально психопатию сейчас именуют расстройством личности или стойко дисгармоничным характером, но суть от этого не меняется – это неизлечимая психическая аномалия, например, такая же, как слабоумие (или олигофрения, стойкая задержка умственного развития). Разница состоит в том, что у психопата мышление и интеллект не нарушены, это своего рода моральный дебил. Т.е. морально-нравственная сфера при психопатии не развивается так же, как интеллект при слабоумии. И вот этот совершенно здоровый интеллект психопата позволяет ему проявлять всю свою садистическую натуру на уровнях от мучителя животных до злого гения типа Гитлера, выбирая для этого условия, гарантирующие его безнаказанность. Чаще всего такие условия безнаказанности существуют или постепенно создаются самим психопатом в простой российской семье, ну, а если интеллект позволяет ему добраться до руководящей должности, то, конечно, и на работе: начальник-психопат – вообще притча во языцех. Слышать же о служебных злоупотреблениях нам приходится намного чаще, чем о семейных, по одной простой причине – вынести сор из избы, т.е. из коллектива с большим количеством сотрудников гораздо легче, чем из семьи. Поэтому во многих закрытых, тесных, якобы «сплоченных, как семья», коллективах тирания и сумасбродство процветает намного больше.

Так что насчет «человека несемейного» вы очень хорошо сказали, нужно только уточнить, что и без семьи такие люди обычно не могут – семья им необходима для «слива» агрессии и властных амбиций, ну, и, конечно, для поддержания жизнедеятельности, ведь с точки зрения обычного психопата не барское это дело - самому себе быт обеспечивать.

И вот, после этого вы предлагаете маме «изменить свою жизнь»? «Как только не убеждали, даже плакали…»? Простите, а поддержать и защитить не пробовали? Или защищают только от врагов, и если признать отца врагом, то это будет осуждение, а осуждение родителей – грех? Так получается? Вот интересно, а откуда у вас такие «праведные» взгляды? Уж, не отец ли насадил их явно или неявно, дабы не имели возможности сопротивляться? У психопатов к подобным манипуляциям часто бывает просто природный талант. Хотя могла и мама повлиять – уж, она то знала, что при таком муже, еще и осуждать – смерти подобно. Без осуждения - грубость, замахи и угрозы, а с осуждением, что будет? Ну, еще хоть какое-то оправдание, облегчение своей участи: если о разводе даже помыслить нельзя («будет преследовать и мешать жить»), то утешаться остается только добродетельным смирением.

Ведь и выход замуж «по любви» в таких случаях – это поддерживающая ужасное существование иллюзия: всем известно, что психопатические натуры обоих полов помимо интеллекта часто наделены еще и тем, что называют дьявольским обаянием, и «любовь», на крючок которой они ловят своих жертв (уверен, что ваше сообщение о всего одной любовнице отца – это тоже очень «корректное» описание его поведения вне семьи или вы не владеете всей информацией) на самом деле является соблазном, страстью, буквально – очарованием от слова «чары», вслед за которым неизбежно приходит раз-очарование. И тогда не остается ничего, кроме страдания, рабского подчинения и тяжелейшей эмоциональной зависимости (про «стокгольмский синдром» слышали – как заложники террористов постепенно начинают защищать этих самых террористов?)

И вот тут очень важно понимать, что это не смирение и не праведность по типу «не суди, да не судим будешь», это глубоко инстинктивная защитная реакция, подпитываемая страхом, приводящая к парализованности (обездвиженности) жертвы перед тираном, как в ситуации - кролик перед удавом. Это не неспособность изменить жизнь, а незнание какой-то другой жизни, в которую можно было бы перейти, незнание, какой может и вообще должна быть жизнь, основанная на равном партнерстве, взаимоуважении, взаимопонимании и ответственности друг перед другом.

Причину, по которой ваша мама не способна уйти, понять очень просто – это тот же страх, который испытывает перед побегом или восстанием раб, проведший всю сознательную жизнь в рабстве. Он не знает, какова жизнь на свободе, он не умеет жить свободной жизнью, он боится, что не выживет и, как правило, действительно не выживает, если… не находит себе нового господина. Это именно то, что называется порабощением и что обычно делают психопаты в моральном смысле со своими близкими. Общеизвестны факты, когда при отмене рабовладельческого или феодального строя подневольные возвращались к своим владельцам, моля снова сделать их своей собственностью. Причем возвращались к наиболее жестоким и деспотичным хозяевам, т.е. к тем, кто более всего подавлял свободолюбие, свободомыслие и вообще человечность. Те же, чьи хозяева отличались сравнительным благородством и демократичностью, адаптировались к свободной жизни намного лучше.

Отвечая на ваш заключительный вопрос - «может, все же убедить маму оставить его? Но имею ли я на это право?» Я бы сначала задал встречный вопрос – а если представить, что «убедили», будут ли у нее силы последовать убеждениям? А если представить и это, то ничего, что она последует вашим убеждениям, а не своим? И даже если вы ей окажете всяческую мыслимую и немыслимую поддержку, не вернется ли она в скором будущем обратно, например, по причине того, что «внезапно почувствует(!) - без нее он пропадет, и она себе этого никогда не простит», или другой распространенный вариант, по принципу - «что уж там, жизнь прожита, какой ни есть, а свой, жалко его, без него еще хуже, вот, поживешь с мое – узнаешь, как это бывает…».

Такую эмоциональную зависимость, преодолевать не легче, чем наркотическую. Вопреки доводам рассудка «жертва» начинает ощущать сильнейшие тревогу и депрессию, стоит только ей не понарошку разорвать связь с тираном, и противостоять своим чувствам она не способна. Так бывает со множеством эмоционально зависимых молодых людей, что уж говорить о человеке, который в таких отношениях провел основную часть жизни.

Имеете ли вы право убеждать маму что-то изменить? Вы точно имеете право и даже должны внимательно расспросить ее, хочет ли она что-то менять, и если да, то в чем она хотела бы, чтобы вы ей помогли. Только так, поскольку при малейшем принуждении или упорстве вы скоро сможете от нее услышать, что сделали ей только хуже. Убеждать же маму в чем бы то ни было у вас нет никакого права, и очень хорошо, что вас это беспокоит, поскольку неуважение к правам других людей – это одно из основных качеств вашего отец. Именно от этого – упорства и принуждения – ваша мама страдала всю свою жизнь. И задача вашей жизни («кармическая», если хотите) состоит в том, чтобы пройти невредимой между Сциллой и Харибдой двух опасностей: первая – незаметно для себя оказаться в чем-то похожей на отца (как, например, сейчас в принуждении матери к определенному поведению и приукрашивании явно творимого отцом зла), вторая - оказаться в зависимости у такого, как отец. Ведь вы – его дочь и дочь своей матери.

2017  Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова  © 
top Яндекс.Метрика