© Игорь Юров, врач-психотерапевт

КАК ПОМОЧЬ ПОДРОСТКУ - ПРЕСТУПНИКУ

"ПРЕСТУПЛЕНИЕ И… ИСЦЕЛЕНИЕ? или НЕУЖЕЛИ НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ СДЕЛАТЬ?!"
(Ежемесячник "Так живем", №5, 2012, Тверь)
 

С незапамятных времен преступников казнили публично, дошли до того, что казнь на электрическом стуле демонстрировали чуть ли не по телевидению, в итоге оказалось, что все это никак существенно не влияет на процент преступлений, а вас обескураживает готовность психопата всю жизнь провести в тюрьме… Остановитесь на минуту, задумайтесь, вспомните всю человеческую историю борьбы со злом. Единственно известная на данный момент мера – консолидация, напряжение всех внутренних душевных и общественных усилий против творящегося в мире зла, ограничение, отгораживание его от себя, в том числе, и внутри себя.
Вопрос: «Сегодня мы по приглашению Центра временной изоляции несовершеннолетних нарушителей встретились с их контингентом. Ребята в возрасте от 9 до 16 лет. Там их поместили по суду в основном за воровство. Одна девушка сидит за драку: она избила сына начальника, который всячески её оскорблял, обзывал. Молодежь, вернее, дети понравились. Если с ними поработать, из них выйдут нормальные люди. Но вот один беспокоит. Парню 16 лет. Он уже сформировался, симпатичный, неглупый. Отца нет. Не учится. В Центре уже шестой раз. Первый раз попал в 9 летнем возрасте. Ворует. Говорит, нужны деньги. Умеет работать на компьютере. После беседы, задали ему вопрос: может ли он дать слово больше не воровать? Он  ответил: не могу. Мы ему объясняли, что он всю жизнь может провести в тюрьме. Его ответ обескуражил: его это не пугает.
Педагоги, психологи дорогие! Подскажите, как помочь этому парню стать нормальным человеком? Что делать? Мы думали, что скоро его возьмут в армию, там он исправится. А нам говорят, что его в армию не возьмут. Неужели ничего нельзя сделать?»
                                      
Ответ И.Ю.: 
- Как вырастить настоящий английский газон?
- Очень просто: его нужно всего лишь поливать и стричь,
поливать и стричь, поливать и стричь... И так - двести лет.
Из английского юмора

Ничего нельзя сделать. В личной беседе я бы мог на этом остановиться и закрыть тему, сославшись на то, что это мое мнение, и я не могу его изменить. Но при публичном ответе я должен обосновать свою позицию, ведь множество других специалистов (не говоря уже о читателях) со мной не согласятся, будут давать рекомендации, предлагать различные формы работы, описывать способы психологического воздействия на подростка и т.п..

Прежде всего, хочу сделать «комплимент» автору письма – ее отношение к несовершеннолетним нарушителям (кстати, раньше, мне кажется, как-то проще говорили – «малолетние преступники» - ясно и понятно, а теперь, видимо, политкорректность...) меня просто восхищает, особенно слова – «молодежь, вернее, дети понравились».

Причина же моего «восхищения» очень проста – возможно, меня как-то не так воспитывали, но с детства мне строго-настрого наказывалось возвращаться домой засветло, чтобы с такой вот «молодежью» где-то на неосвещенной стороне улицы, не дай Бог, не встретиться. Впрочем, это касалось не только меня – хорошо помню «лихие 90-е», когда в период общегосударственного социального хаоса формировались целые «молодежные» банды, агрессия которых была столь велика, что они готовы были просто идти «стенка на стенку», если других застигнутых врасплох жертв оказывалось недостаточно. Тогда впервые с экранов телевизоров зазвучали протесты, что «раньше такого не было, а теперь вечером на улицу выходить опасно».

Прошли 90-е годы, и в наше время уже никакого удивления не вызывает, что в России, как и во всем мире, стали естественными правила - «не болтаться по ночам», «возвращаться домой засветло или вызывать такси» и т.п. дабы уберечься от неминуемой беды. Еще и закон вышел – детям после 22.00 без сопровождения родителей находиться на улице запрещено. С этим ладно – смирились. Но неужели вы предлагаете принять как данность, еще и то, что «девушка (!!!) сидит за драку: она избила сына начальника, который всячески её оскорблял, обзывал»?! Вы понимаете, о чем речь идет: девушка (!), избила парня (!), т.е. однозначно нанесла ему телесные повреждения, иначе бы на нее даже дела не завели, который собственно ее пальцем не тронул, даже, простите о сексуальных домогательствах речь не идет. Вы вообще представляете себе, что это за «девушка»?!

Не говорю уже о том, что это был сын ее начальника. Не знаю… могу разве что снова привести свой собственный пример: я как будто с пеленок уже знал о т.н. правилах субординации, т.е. тактичного обращения не только со старшими по возрасту, но и «по званию», и хорошо усвоил, что не только «родителей не выбирают», начальников – тем более; если тебя оскорбляют, унижают – не надо быть мазохистом, уходи, ну, а если, уж, не уходишь, то терпи. Сын начальника – конечно, не сам начальник, да, и всякие бывают «детеныши» у сильных мира сего, но все же… Сын начальника – обычно это все-таки не подружка, которую можно шутя по носу щелкнуть, а здесь речь идет об избиении! Эта «девушка» находится в Центре изоляции – ее пришлось изолировать по причине ее социальной опасности! Ну, если бы уважаемая автор письма говорила хотя бы о судебной ошибке, ложном навете, ну, хоть – самозащите при угрозе физической расправы. Так нет – никто же не спорит, не отрицает – реально избила. Девушка – парня! И в тексте вопроса не звучит по этому поводу ни то, что ужаса, даже - недоумения, и еще более того – эту девушку должно быть как-то жалко, что ли?

Вначале, даже не понимаешь, чувствуешь – что-то в письме не так, а что именно - не ясно. И только одна фраза сразу вдруг все раскрывает и объясняет -  «молодежь, вернее, дети понравились». Кстати, данное уточнение я считаю очень значимым – пока малолетний преступник не достиг хотя бы «молодежного» возраста он вызывает гораздо меньше опасений (да, и кто же, в конце концов, детей не любит?), однако, думаю, даже профессиональный боксер поздним вечером на всякий случай обошел бы по другой стороне улицы компанию из 8-15 таких «детишек» с бутылочкой пива в руке и… кастетом в кармане.

Прошу прощения за каламбур, но, вот, это ваше слово – «понравились» - мне, в свою очередь, и «понравилось» больше всего. Почему? Потому что, мне кажется, эта симпатия к контингенту Центра ИЗОЛЯЦИИ (!) совершенно аналогичной той, которую мы испытываем к диким зверям зоопарка: когда тигр, питон или маленькая ядовитая змейка ИЗОЛИРОВАНЫ от нас металлической клеткой или ударопрочным стеклом, то эти животные нам очень нравятся, их несвобода у всякого нормального человека даже вызывает сочувствие. Но если этому же нормальному человеку предстоит встреча с диким зверем в естественных для него условиях, то… в общем, вы понимаете. А если понимаете, то представьте, что вам предстоит встреча с «обитателями» Центра временной изоляции в «естественных для них условиях», то есть, на темной улице, где эта «молодежь», или даже дети, «осужденные в основном (не говоря о драчливой девчонке) за воровство», чувствуют себя совершенно свободными и безнаказанными. Представили? Очень хорошо. А я, простите за грубый сарказм и черный юмор, еще представляю, как вы при этом зовете на помощь…. Полицию, какого-нибудь мужчину-здоровяка в ста метрах от вас, ангела-хранителя? Нет! Мне представляется, как вы кричите – помогите! «педагоги, психологи, дорогие! Подскажите, как помочь этому парню стать нормальным человеком?» Возможно, я перехожу границы всякой допустимой иронии, но вопрос задан, и теперь моя цель обосновать мою позицию предельно ясным языком.

Поэтому продолжаю. Хоть в чем-то данное письмо внушает мне надежду на лучшее, а именно рассказ о парне 16 лет: «Он уже сформировался… Не учится. В Центре уже шестой раз. Первый раз попал в 9 летнем возрасте. Ворует. … После беседы, задали ему вопрос: может ли он дать слово больше не воровать? Он ответил: не могу. Мы ему объясняли, что он всю жизнь может провести в тюрьме. Его ответ обескуражил: его это не пугает. Что делать? Мы думали, что скоро его возьмут в армию, там он исправится. А нам говорят, что его в армию не возьмут».

Сколько всего сказано-пересказано о неуставных отношениях, проще – «дедовщине», всяческих беспорядках, беспределе, побоях, насилии, хищениях, творящихся в армии. И при всей скандальности этой темы никаких существенных изменений в лучшую сторону так и не удалось достичь. Люди просто пытаются всеми правдами и неправдами буквально спастись от «почетной воинской обязанности». Вы знаете, только сейчас, читая ваше письмо, я впервые задумался, что все эти драмы разыгрываются при том, что в армию не призывают уголовников, т.е. всю «дедовщину» - по сути, садизм и издевательства - творит «молодежь» без выявленных криминальных наклонностей. Что же будет, если в армию «хлынут» еще и те, кто первое свое преступление совершил в 9 лет(!), кого приходилось шестикратно(!) изолировать по причине антисоциального поведения, кто к 16 годам во всем этом «уже сформировался», кто, наконец, не просто открыто, а, я бы сказал именно – самоуверенно-нагло провозглашает - «не могу не воровать» (что есть просто насмешка, как над людьми, ведущими с ним «душеспасительные» беседы, так и вообще над элементарными морально-этическими ценностями), чья личность изменена настолько, что ее не останавливает  даже перспектива «всю жизнь провести в тюрьме»?! Еще раз простите меня - вы хотите, чтобы такие люди нас защищали? Лично я не хочу. Я скорее готов принять старый советский лозунг о том, что «служба в армии – это ПОЧЕТНАЯ обязанность гражданина», только бы не думать, что армия – это вариант исправительной колонии. Вот, это, пожалуй, единственная часть письма, которая, как я уже сказал, вселяет в меня хоть какой-то оптимизм – в нашей исстрадавшейся и изувеченной стране на формально-законодательном уровне еще продолжают существовать некоторые адекватные правила.

Мне приходилось получать разные письма, ваше же совершенно озадачило. Внешне оно выглядит вполне логичным, но стоит немного разобраться и начинаешь понимать, почему криминальные нормы и мораль захватывают общество все больше и больше. Дело в том, что мы перестаем различать даже прямо бросаемые нам в лицо издевательские угрозы. Мы исходим из понятий доброты, искренности, помощи, сострадания, трудолюбия и обращаемся со всем этим к тем, кто живет по совершенно противоположным принципам - «воровал и буду воровать, потому что мне нужны деньги». Когда-то подобным вещам мы хотя бы мило улыбались, как например, крылатой фразе Евгения Леонова из «Джентльменов удачи» - «Украл, выпил, в тюрьму… украл, выпил, в тюрьму… Романтика!» А теперь…

Глубокоуважаемая автор письма, пожалуйста, поймите меня - речь идет не о последствиях стресса (хотя, конечно, в раннем детстве такие люди, как правило, оказываются во всех смыслах покалечены своими родителями), не о невротическом страдании, не о противоречиях или затруднениях подросткового периода и даже не о психическом заболевании, которые можно исправить посредством психологической коррекции или пусть даже психиатрического лечения, - речь идет об измененной личности, совершенно устойчивой в этой своей измененности. В психиатрии раньше такие случаи именовали психопатиями, а носителей психопатий – психопатами; в западной специальной литературе, например, сам термин психопатия уже подразумевает антисоциальность. Теперь же, видимо, в силу все той же «политкорректности», понятие психопатии заменено определением «личностное расстройство» (или «расстройство личности»), но суть от этого не меняется – речь идет о стойкой аномалии характера, т.е. это точно так же как слабоумие (олигофрения, или «политкорректно» - интеллектуальная недостаточность) представляет собой стойкую аномалию интеллекта.

Что могут сделать психологи и педагоги, если ребенок или подросток интеллектуально недостаточен? - Только создавать для него специальные условия жизни и труда, т.е. адаптировать соответственно его способностям. Соответственно, что могут сделать психологи и педагоги, если подросток изменен (а еще точнее – изуродован) личностно, если морально-этическая сфера у него не сформирована абсолютно аналогично тому, как не сформирован интеллект у олигофрена? Совершенно верно – точно также создавать для него специальные условия существования и труда, т.е. адаптировать соответственно его нравственным «способностям». У кого-то эти способности не развиты настолько, что приходится действительно всю жизнь существовать и трудиться в тюрьме, также как многие имбецилы и идиоты могут существовать только в условиях психиатрических специнтернатов. Неужели вы думаете, что если бы существовала возможность психологического исправления таких личностей, то (пусть не в России, а хотя бы в какой-либо развитой европейской стране) не была решена проблема антисоциальности и деликвентности? Чтобы узнать об этом подробнее я настоятельно рекомендую прочитать прекрасную книгу – по сути, драму, затрагивающую глубины ума и сердца, написанную западным автором - профессионалом: Роберт Д. Хаэр «Лишенные совести. Пугающий мир психопатов».

С незапамятных времен преступников казнили публично, дошли до того, что казнь на электрическом стуле демонстрировали чуть ли не по телевидению, в итоге современный мир пришел к выводу, что все это никак существенно не влияет на процент преступлений, а вас обескураживает готовность психопата всю жизнь провести в тюрьме… Остановитесь на минуту, задумайтесь, вспомните всю человеческую историю борьбы со злом. Единственно известная на данный момент мера – консолидация, напряжение всех внутренних душевных и общественных усилий против творящегося в мире зла, ограничение, отгораживание его от себя, в том числе, и ВНУТРИ СЕБЯ. Если не верите мне, не верите психиатрии, не верите, например Михаилу Булгакову и его великому произведению «Собачье сердце», поверьте святому человеку – классику русского православного богословия Игнатию Брянчанинову:

«Блажен, если найдешь, одного верного сотрудника в деле спасения: это – великий и редкий в наше время дар Божий. Остерегись, желая спасти ближнего, чтобы он не увлек тебя в погибельную пропасть. Последнее случается ежечасно. Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам: и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб по возможности избегнуть влияния его. <...> Убойся лицемерства, во-первых, в себе самом, потом в других: убойся именно потому, что оно – в характере времени и способно заразить всякого при малейшем уклонении в легкомысленное поведение. Не подвизайся напоказ человекам, но в тайне для твоего спасения, пред очами Бога, - и очистится твое поведение от лицемерства. Преследуй свое лицемерство в себе, изгоняй его из себя; уклонись от зараженных им масс, действующих и намеренно и бессознательно в направлении его, прикрывающих личиною святости порочную жизнь и душу, всецело преданную страстям». (Игнатий Брянчанинов Цит. по: Россия перед вторым пришествием. Пророчества русских святых. Материалы к очерку Русской эсхатологии. - М., Адрес-Пресс, 2001, С.454.)

P.S.Таков мой ответ. Хотя по-человечески я понимаю вас и сложность вашего вопроса. В подтверждение этому - одно из моих любимых стихотворений:

Александр Анно

Ночной диалог

- Ты говоришь, их нужно полюбить.
Взгляни на них - любовь им не нужна.
Их не научишь по-другому жить.
Безумная, несчастная страна!

Безумный год... Глаза, кругом глаза...
Как бельма в окаянной слепоте!
"Овечки божьи", "тучная лоза"...
Не те слова, и доводы не те!

- Ты голоден, обижен, утомлён.
Простительны сомнения твои.
Ночные страсти усмиряет сон,
А завтра мы доспорим о любви.

- Я не устал и спать я не хочу,
И завтра не изменит ничего.
Моя любовь подобна палачу,
Но только беспощаднее его!

И я люблю!.. Прости меня, прости...
Я мал, я глуп, я - червь перед Тобой.
Я должен силой, силой их вести
В Твои сады, к твердыне голубой!

- Одумайся, кого ты приведёшь?
И кем ты станешь сам к концу пути?
Усни мой друг, и утром ты поймёшь:
Нельзя насильно никого спасти.

И может только чистая любовь...
- Она не может! Их любить нельзя!
Их праотцов отравленная кровь,
Их матерей преступная стезя...

Они способны только распинать!
Бесплодны и жестоки, как рабы.
Я не умею истину вогнать
В их медные нахмуренные лбы!..

Ты не умеешь - в том твоя беда.
Смотри в себя, в себе ищи изъян.
Их унижали тупостью труда,
Их души обезумели от ран.

Не торопись и верь: росток взойдёт,
И зверь воспрянет и заговорит...
- А через час ограбит и убьёт?
Над девочкой насилье сотворит?!

- И после снова в дом к нему приди.
И долго будет так, за веком век.
И к свету, что мерцает впереди,
Всё будет ближе грешный человек.

И он не раз в ничтожестве падёт,
И после - снова в дом к нему приди.
Согрей его, и мёртвый оживёт,
И сердце заколотится в груди...

Ну вот, уснул. Как он нетерпелив!
Как страстно жаждет царства красоты...
Рассвет встаёт над купами олив.
Не ты Меня предашь. Совсем не ты...
2017  Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова  © 
top Яндекс.Метрика