© Игорь Юров, врач-психотерапевт


КАК ОПРЕДЕЛИТЬ АКЦЕНТУАЦИЮ ХАРАКТЕРА


Многие люди кажутся нам странными, их поведение – порой абсурдным, и нередко напрашивается неполиткорректный вопрос: «А вы случайно не псих?» Особенно неприятно бывает, если то же самое мы слышим в свой адрес. Что означают эти странности – психическое заболевание или какое-то отклонение от нормы? И что же тогда норма?


/Для удобного чтения переходите вниз по тексту. Слева представлены скриншоты печатных публикаций/ 

Отношение к ненормальности в медицине и, особенно, в психиатрии двоякое. Во-первых, ненормальным можно считать человека, который просто не укладывается в среднестатистический параметр общей «серой массы». Тогда экстравагантный артист, оппозиционный журналист, гениальный математик (типа Григория Перельмана), одинокий путешественник (типа Федора Конюхова), дерзкий режиссер, художник-абстракционист, уличный музыкант, шустрый аферист, фанатичный коллекционер, аскетичный монах, адреналиновый экстремал, декаденствующий поэт и пр. – все они по-настоящему «не-нормальные», ведь они не такие, как «все нормальные» люди, и более того, они не столько стремятся быть не такими, как все, сколько не способны быть такими, как все. Можем ли мы сказать, что они «психи»? Конечно, нет. Благодаря им мир имеет краски и разнообразие. С другой стороны, конечно же, они буквально «НЕ нормальны», ведь в среднестатистический норматив они явно не укладываются, даже не способны в принципе его принять, для них это будет «прокрустово ложе», социальное рабство, насилие над личностью, посягательство на свободу. Ну, а всем остальным не на кого будет глазеть по телевизору и в ютубе, папарацци останутся без работы, а глянцевые журналы и желтую прессу придется выпускать без гламурных обложек и интригующих новостей.

Все это мир акцентуантов, или акцентуированных личностей. Понятие акцентуации характера имеет тот же смысл, что и языковой акцент – буквально «ударение», «заострение», «выделение» какой-то части на общем фоне. В языке акцент представляет собой выделяющуюся, заметную для окружающих особенность произношения. В характере акцентуация также представляет собой как бы заостренную, выделяющуюся особенность социального поведения и реагирования, заметную окружающим на общем социальном фоне. Акцентуация характера в психиатрии ни в коем случае не относится к психической патологии, но является пограничной сферой между нормальным гармоничным характером и психопатическим.

Во-вторых, ненормальным можно считать человека больного или от чего-то страдающего, поскольку здоровым, по определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) является человек, который здоров не только физически, но также благополучен психологически и социально. Кстати, слово пациент, пришедшее к нам из английского (patient), в буквальном переводе собственно и означает – «претерпевающий, переносящий, страдающий, мучающийся». В цивилизованном мире среднестатистический человек здоров и благополучен, тогда люди больные и страдающие опять же отклоняются от стандартной нормы и нуждаются в медицинской, в т.ч. психотерапевтической или психиатрической помощи. Что делать, если они от этой помощи отказываются? Согласно закону, к человеку не могут быть применены никакие меры принудительного лечения, если он а) социально не опасен; б) суицидально не опасен; в) не имеет психического расстройства, не позволяющего ему осознать тяжесть своего состояния.

Получается, нельзя называть «психом» человека, если он своим поведением осознанно или не осознанно не вредит окружающим или самому себе. Осознанно вредить окружающим свойственно психопатическим личностям, проще - психопатам; в последние десятилетия в соответствии с западной диагностической системой психопатию именуют более корректно – расстройством личности. По канонам психиатрии психопатия, или личностное расстройство, в отличии от акцентуации, является уже безусловно патологией. Лица с расстройством личности имеют анти- или асоциальную направленность. Они не адаптируются в обычной социальной среде и могут существовать только на уровне различных субкультур – это представители криминала, «воры в законе», аферисты, нелегальные проститутки и сутенеры, наркоманы, религиозные фанатики, сатанисты, прочие сектанты, наиболее неадекватные и агрессивные фанаты футбола и рок-музыки, хиппи, панки, фашисты, расисты, оккультисты, конечно же – террористы, сексуально извращенные натуры (насильники, садисты, мозахисты, эксгибиционисты, педофилы и пр.), а также разномастные патологические лжецы, домашние тираны, ревнивцы, выраженные истерики-манипуляторы, грубые муже-, женоненавистники, неудержимые кляузники и т.д. и т.п. Их лечить невозможно, к ним при необходимости могут быть применены лишь меры социализирующего, воспитательного и уголовно-юридического характера. И наоборот, обязательному лечению подлежат люди, не осознающие факта причинения вреда окружающим. Вот, их принципиально не правильно называть «психами», это именно пациенты (например, страдающие шизофренией), душевнобольные люди, которые даже если совершают преступление в состоянии болезни, судом признаются невменяемыми и не несут уголовной ответственности, а при должном успешном лечении по выздоровлении не проявляют никаких признаков неадекватности и не представляют опасности.


Что такое акцентуация характера? Кто ее открыл? Как это называлось раньше? 

Понятие акцентуации характера введено в употребление немецким психиатром Карлом Леонгардом в середине 20 века для обозначения людей, обладающих явно негармоничным характером, но все же не до такой степени, чтобы утратить способность к адаптации в обществе или представлять для него опасность. Т.е. акцентуация – это еще не психопатия (расстройство личности), но уже и не нормативный стандарт. Говоря проще, акцентуация – это ярко выраженная индивидуальность, которая, тем не менее, не выбрасывает ее носителя из общества; лишь делает его существенно более уязвимым, проблемным в одних ситуациях, и более успешным, продуктивным в других.

В этом нет особого открытия – то, что каждый характер в чем-то особенен, индивидуален, и что степень выраженности этой индивидуальности тоже бывает разной, было понятно во все времена. Также и классифицировать характеры, составляя типологию личностных особенностей, пытались и пытаются многие. Леонгард лишь предложил термин и собственную классификацию, которая «прижилась» в западной, а затем и российской психиатрии. Как акцентуации назывались раньше? Как угодно, соответственно характерологическому «сдвигу», акценту – инфантильный мечтатель, несчастный поэт, придворный шут, властолюбивый диктатор, бродячий философ, одинокий изобретатель, двуликий артист, хитрый торговец… Наглядное выделение личностных особенностей было скорее задачей литераторов и драматургов, чем врачей.


Откуда у человека берется та или иная акцентуация? Какие факторы ее порождают, способствуют ее формированию и закреплению?

Акцентуация – это как бы чрезмерно «выпирающая», «выпуклая», заметная, даже бросающаяся в глаза черта характера. Она берется оттуда же, откуда и все индивидуальные характерологические особенности, делающие нас уникальными и непохожими друг на друга – от родителей и от среды в которой мы растем. Вся живая природа имеет свой генотип и фенотип – т.е. то, что унаследовано в генах и то, что сформировалось под влиянием окружения. А человек имеет еще и психотип. Так, например, то, что яблоня является яблоней, а не грушей, определяется ее наследственным кодом - генотипом. А то, что из семечек одного и то же яблока одна яблоня выросла на плохой почве в тени маленькой и слабой, а другая - на хорошей почве на солнце стала пышной и плодоносной определяется условиями ее роста – фенотипом.

Личность же человека складывается и из генов, и из влияния среды (семьи, школы, социально-бытовых условий), и из влияния психологических особенностей родителей – их жизненных принципов, кредо, морально-этических и культурных ценностей, правил, убеждений, душевных и духовных потребностей, в сумме определяющих личностный психотип. Народные пословицы вроде «Яблоко от яблони недалеко падает», «От осины не родятся апельсины» отвечают на данный вопрос со всей ясностью – характер человека, в т.ч. акцентуированный, состоит и из того, что унаследовано биологически, и из того, что сформировано социально-бытовыми условиями, и из того, что передано родителями в каждодневном общении.

Разграничить влияние генетической наследственности и внешних факторов помогают исследования характеров однояйцевых близнецов, разделенных после рождения и выросших в разных семьях. Как правило, невозможно, чтобы прямые родственники человека представляли собой вполне гармоничные личности, а он сам был бы акцентуаном, и наоборот - чтобы в семье, имеющей акцентуантов, или, тем более, личностей с психопатическими наклонностями вырос характерологически гармоничный ребенок. В ранние советские времена подавлялось развитие генетики, чтобы представить социальные идеалы марксизма-коммунизма превосходящими по своему значению наследственность. То, к чему это привело, описано в романе М.Булгакова «Собачье сердце».

Формирование характера, в т.ч. акцентуированного, всегда определяется комплексом причин, и отдать предпочтение одним в ущерб другим невозможно. Однако можно сказать, что чем более постоянной и стойкой является какая-либо особенность личности, тем большее участие в ее формировании принимает наследственность, а то, что вызвано преимущественно внешним окружением, то новое окружение может и исправить. Поэтому влияние аномальных генетических факторов в большей мере определяет появление расстройств личности (психопатий), чем акцентуаций, а акцентуаций – в большей мере, чем гармоничных характеров.


Какие типы акцентуации характера бывают? Что для них характерно? 

В России пользуются двумя основными типами акцентуаций характера – по Карлу Леонгарду - основателю понятия акцентуированного характера; и по советскому психиатру А.Е.Личко, незначительно видоизменившему систему Леонгарда так, чтобы она больше соответствовала уже существующей к тому времени в России классификации психопатий (расстройств личности) по П.Б.Ганнушкину.

По Леонгарду выделяют:

гипертимный (гиперактивный, гиперсоциальный, жизнерадостный) тип;

дистимический (тоскливый, недовольный, раздражительный) тип;

аффективно-лабильный (эмоционально неустойчивый, зависимый от внешней оценки и обстоятельств) тип;

аффективно-экзальтированный (эмоционально гипервозбудимый, легко воодушевляющийся, «живущий эмоциями») тип;

тревожный (боязливый, неуверенный, подчиняемый, легко манипулируемый) тип;

эмотивный (эмоционально чувствительный, впечатлительный, ранимый, мнительный) тип;

демонстративный (эгоцентричный, самоуверенный, склонный манипулировать другими) тип;

педантичный (совестливый, придирчивый, мелочный) тип;

застревающий (подозрительный, эмоционально ригидный, трудно переключаемый, «тяжеловесный» тип);

возбудимый (вспыльчивый, взрывной, раздражительный, импульсивный) тип;

экстравертированный (ориентированный на внешние события и ценности) тип;

интровертированный (ориентированный на внутридушевные процессы и ценности) тип.

 

По А.Е. Личко:

гипертимный (гиперактивный, гиперсоциальный, жизнерадостный) тип;

циклоидный (эмоционально непостоянный, с циклически сменяющими друг друга периодами тоски и радости) тип;

лабильный (эмоционально неустойчивый, зависимый от сиюминутного настроения) тип;

астено-невротический (стрессонеустойчивый, быстро истощаемый, тревожный, нервный, слабовольный) тип;

сензитивный (высоко чувствительный, эмоционально впечатлительный, ранимый, мнительный) тип;

психастенический (сомневающийся, неуверенный, самокритичный, сверхаккуратный, придирчивый) тип;

шизоидный (эмоционально холодный, равнодушный, закрытый, замкнутый, не сострадательный тип);

эпилептоидный (злопамятный, мстительный, мелочный, дотошный, авторитарный) тип;

истероидный (демонстративный, эгоцентричный, самоуверенный, склонный манипулировать другими) тип;

неустойчивый (потакающий внешнему влиянию, стремящийся к удовольствиям, недисциплинированный, непоследовательный тип)

конфо́рмный (предельно законопослушный, пассивный, подчиняемый, избегающий малейшего противостояния и отстаивания своей позиции) тип.


Какие бывают степени акцентуации? Есть ли люди без акцентуации? 

Подразделять акцентуации характера еще и на степени мне представляется излишним, поскольку сама акцентуация уже представляет собой легкую степень личностной деформации, как бы предшествующую личностному расстройству. Хотя формально и существует градация акцентуантов на явных и скрытых, на мой взгляд, это деление излишне. Акцентуированная личность вне фрустирующих ее обстоятельств и так пребывает в «скрытом» состоянии, но если ситуация меняется в неблагоприятном ключе, то характерологический дисбаланс тут же становится «явным». Самый простой пример – когда акцентуированная по истерическому типу особа здорова и пребывает в комфортных для себя условиях, то данная особенность ее характера никак себя не проявляет, но стоит ей заболеть или столкнуться со стрессом, так даже не специалисту становится заметным, что демонстративность, манипулятивность, эгоцентричность, претенциозность и эмоциональная экзальтированность у нее явно превышают средний для таких ситуаций уровень.

Есть ли люди без акцентуации? Конечно – все остальные, кроме акцентуантов и психопатов (лиц с расстройством личности). Вся эта «серая масса» более-менее ровных, социально адаптированных, живущих по общепринятым правилам человеческого общежития людей с хорошо прогнозируемыми и сознательно контролируемыми эмоциональными и поведенческими реакциями.


Можно ли от акцентуации избавиться, если она неприятна или мешает ее обладателю, изменить свой тип акцентуации на какой-нибудь другой или хотя бы его ослабить? Лечат ли ее? Что же делать людям, у которых какой-то неприятный для них или окружающих тип акцентуации характера? 

Конечно, от акцентуации, в отличии от личностного расстройства (психопатии), можно избавиться, более того, в зависимости от жизненных обстоятельств акцентуированные черты могут не только самоустраняться, но и заменяться одни на другие. Ведь акцентуация – это просто бросающаяся в глаза особенность характера, не надо представлять ее как личностную аномалию, тем более болезненную. Мы знаем, что характер человека сам по себе меняется с течением жизни. Особенно негативно на его изменения влияют пребывание в обстановке войны или стихийного бедствия, ограничение свободы, стрессовые особенности работы, неадекватное поведение партнера по браку и т.п. Социальное и психологическое благополучие, наоборот, способны заметно сглаживать острые характерологические «углы». Акцентуация - не болезненный процесс, ею не заболевают, ее приобретают; ее не лечат, но при должных усилиях на нее можно влиять, ее можно менять как тон и интонацию голоса, жесты, походку, лексикон, привычки, пристрастия, стереотипы поведения и т.п.

Если у человека есть намерение «проработать» свою акцентуацию в ускоренном режиме, то для этого, как ничто другое подходит психотерапия или, как еще принято говорить в России, психологическая коррекция. Лично на мой взгляд, психотерапия как раз в таких случаях гораздо более уместна, полезна и эффективна, чем при психоэмоциональных расстройствах и, тем более, заболеваниях. Именно характер антидепрессант не исправит, да, и сам акцентуант в большинстве случаев не захочет им воспользоваться, поскольку совершенно по праву не будет воспринимать свою особенность, как нечто болезненное и подлежащее лечению. Как нечто подлежащее коррекции, исправлению, улучшению, совершенствованию, трансформации, развитию – да, но не лечению.

Подойдет практически любое направление психотерапии – и психоанализ, и гештальт, и психодрамма, и когнитивно-поведенческая, и телесно-ориентированная, и трансперсональная, и эксистенциальная, и эмоционально-стрессовая, и холотропная, и NLP, и арт-терапия, как в индивидуальном, так и в групповом исполнении, только бы человек был достаточно погружен в психотерапевтический процесс и достигал в ходе его желательных для себя изменений.


Кто такие экстраверты и интроверты? Как это сочетается с типами акцентуации? 

Как вы уже заметили, это типы из классификации Карла Леонгарда. Когда проявления экстра- или интроверсии явно выражены, то они уже сами по себе являются типами акцентуации. Конечно, их характеристики можно соотносить и с другими типами акцентуации. Так в высокой степени зависимые от окружения и ориентированные на внешний мир гипертимный, демонстративный, истероидный, конформный типы практически не будут иметь в себе проявлений интроверсии. А шизоидный, застревающий, психастеничный типы, наоборот, могут быть лишь в очень незначительной степени эксравертированы.

Однако суть здесь не в хитросплетениях разных характерологических особенностей, а в том, что все человечество действительно вполне заметно подразделяется на две основные части – тех, кто работает преимущественно над внешней составляющей нашего мира (государственные деятели, политики, военноначальники, градостроители, бизнесмены, менеджеры, производственники, маркетологи, юристы, судьи и т.п.) – это типичные экстраверты; и тех, кто «питает» внутреннюю сторону души (философы, историки, поэты, художники, музыканты, драматурги, богословы, психоаналитики) – это типичные интроверты. Экстраверсия и интроверсия – это одно из типичных проявлений двойственности нашего мира, как материя и идея, тело и душа, левое и правое полушария, точные и гуманитарные науки, бизнес и творчество и т.д.


Как влияет тип акцентуации на образ жизни, успешность, способность к общению и здоровье людей? 

Акцентуация в очень значительной степени может влиять и на жизненный успех, и на здоровье, если стиль жизни и род занятий акцентуанта строится в соответствии с выделяющейся особенностью его характера, а не противоположно ей. Например, гипертимный тип может быть успешным продавцом, дилером, волонтером, психотерапевтом, актером, оратором, политиком и т.п. Он будет на высоте во всех сферах, где важно быть активным, контактировать с людьми, заряжать их своим ни от чего не зависящим постоянно позитивным настроем и вечно бьющей через край энергией. Но если родители захотят во что бы то ни стало сделать из своего гипертимного ребенка музыканта-скрипача, математика-программиста, банковского клерка или лабораторного ученого-исследователя, вынужденного долго в одиночестве сосредотачиваться на однообразной деятельности, то из этого не просто ничего не выйдет, а рано или поздно человек начнет «ломаться» - пить, или невротизироваться, или болеть, или, утрачивая контроль, «пускаться во все тяжкие».

Для примера также можно представить, как конформная личность идеально выполняет функции нотариуса, бухгалтера, инструктора по технике безопасности или воспитателя детского сада, но если она окажется вынужденной принимать быстрые и нестандартные решения, искать выход из спорных и конфликтных ситуаций, преступать формальные правила и ограничения, действовать в непредсказуемых условиях, становится перед морально-этическим выбором, то ее в скором будущем будут ожидать эмоциональные срывы, тревожно-депрессивные расстройства и психосоматические заболевания. Эпилептоидный тип может стать непревзойденным «охотником» на террористов, бойцом ОМОНа, но если ему придется быть учителем начальных классов, то горе всем, ученикам в особенности. Из шизоидной личности может получиться великолепный и даже великий математик, изобретатель, программист, мастер с золотыми руками, но там, где нужно эффективно взаимодействовать с людьми – торговать, лечить, руководить, выступать на сцене, зазывать в политические партии и т.п. – он потерпит полный провал, скорее всего, даже не сможет приступить к такого рода деятельности, а в вынужденных обстоятельствах начнет страдать психоэмоционально или физически.

В психологии есть специальные направления – профотбор и профориентация. В старших классах большинство школьников проходит специальное тестирование на определение профессиональных качеств. Суть этого тестирования собственно и состоит в определении склада характера выпускника и наиболее соответствующих ему профессий. Данный процесс сейчас полностью компьютеризирован.


Какая связь некоторых типов акцентуации характера и таланта? Правда ли, что многие гении в разных областях были шизоидами? То же самое касается суперодаренных и нестандартных "детей индиго". Есть ли связь, или это миф? 

Шизоидность звучит как психиатрический диагноз, поэтому я бы не стал использовать это понятие по отношению к людям, о которых вы спрашиваете. Да, и сами психологи в таких случаях чаще говорят не о шизоидности, а о некоторой аутистичности или интровертированности, т.е. способности придавать не меньшее или даже большее значение внутреннему миру, чем внешнему. Шизоидность звучит как ущербность, болезненность, и если быть терминологически точным, то обозначает не столько отстраненность от мира, сколько эмоциональную холодность его восприятия. Типичный шизоид лично у меня не ассоциируется с гениальностью, а вот аутистичность и интроверсия – вполне, хотя бы потому что предполагают направление вектора интеллектуальной заинтересованности и эмоциональной ценности внутрь, не меньше чем наружу.

Вообще прямой связи между акцентуированностью и одаренностью, конечно, нет. Нужно просто понимать, что акцентуация никак не мешает одаренности, но никак ей явно и не способствует. Одаренность в равной степени может проявиться и у гармоничной, и у акцентуированной личности, и даже у психопатической. Ни в одном, ни в другом, ни в третьем случаях интеллект не страдает. Вопрос в том, как будет использована эта одаренность, насколько адекватное воплощение она для себя найдет и каким целям послужит.

Акцентуанты могут представляться более одаренными просто потому что они более заметны. Если гармоничную, т.е. не акцентуированную личность, пусть даже очень одаренную, чтобы сделать еще и заметной, нужно, говоря современным языком, «пиарить», то жизненный путь акцентуированной личности, даже не одаренной, волей - не волей состоит, по сути, из одних неудержимых «пиар-акций» большего или меньшего масштаба. Чем больше интеллектуально одарен акцентуант, тем большего успеха своих «пиар-акций» он сможет достичь, тем с меньшим риском его заметность обернется «черным пиаром» для него самого. Чем меньше интеллектуальной одаренности, тем больше акцентуант будет выглядеть просто «примитивным выскочкой» или «человеком с чудинкой».


А кто такие психи или психопаты? 

Понятия не только «психа», но даже «психопата» на сегодняшний день является грубым и устаревшим. Официально вместо психопатии используется термин - расстройство личности или личностное расстройство – это так же, как, например, понятие умственной отсталости сейчас заменено на задержку интеллектуального развития.

Как мы уже говорили, психопатия отличается от акцентуации своей явной патологичностью и неадекватностью независимо от того, в благоприятных или неблагоприятных для себя условиях человек пребывает. Если к акцентуанту в большинстве сообществ будут относиться лишь как к личности с «подчеркнутой индивидуальностью», или «изюминкой», или «заостренным темпераментом», то психопата будут просто сторониться или избегать, как человека явно «странного», «непредсказуемого», «неадекватного», не исключено, что просто «опасного», в самом лучшем случае – «не от мира сего».

Очень важно понимать, что психопатия (личностное расстройство) – это ни в коем случае не психическое заболевание вроде шизофрении или маниакально-депрессивного психоза, которое в одни периоды может обостряться, в другие никак себя не проявлять, принимать более тяжелое или легкое течение, и в большинстве случае в наши дни хорошо лечиться. Ничего подобного не бывает при личностных расстройствах, ничего общего между психопатом и психически больным человеком, например, шизофреником нет. Шизофреник однажды заболевает и может быть излечен. Психопат таким рождается и излечен быть не может. Это очень легко представить, сказав, что у психопата характер изначально патологически изменен и стабилен в этой неизменности так же, как при умственной отсталости (олигофрении) изначально снижен интеллект, и это снижение всю жизнь неизменно и неизлечимо. Олигофрен, увы, таковым рождается, он не станет умнее и не станет глупее, чем есть, его интеллектуальное развитие будет всегда соответствовать его собственному уровню, независимо от внешних обстоятельств, лечить его бесполезно, можно лишь попытаться адаптировать в какой-то подходящей для него среде. Все то же самое касается и психопата с разницей только в том, что у него пострадал не интеллект (который может быть очень даже высок!), а характер, и эта характерологическая патология неизменна и неизлечима. А вот, страдалец, заболевший шизофренией, эпилепсией или маниакально-депрессивным психозом, посредством лечебных мероприятий может быть выведен в стабильную долговременную ремиссию, находясь в которой он будет представлять собой совершенно гармоничную личность с полностью сохранным интеллектом и морально-этическими качествами, без признаков какой-либо акцентуированности, а порой даже - невротичности.


Какие типы свойственны социопатам? 

Социопатию не корректно ассоциировать с акцентуацией, социопаты – это психопаты, лица с расстройством личности, а не акцентуанты. Легко запомнить просто по созвучию.

Каждый тип акцентуации, конечно, способен проявлять некоторые социопатические черты - если ему будет навязываться несоответствующее его характеру поведение, он будет протестовать, конфликтовать, выражать раздражение, возмущение, чрезмерно эмоционально реагировать и т.п. В стрессовой ситуации так может себя вести и вовсе не акцентуированная личность. Явную антисоциальную направленность проявляют все же не акцентуанты, а психопаты.

Акцентуант лишь в некомфортной для себя ситуации приобретает невротические симптомы, от которых преимущественно страдает сам. Психопат же практически при любых обстоятельствах ведет себя неадекватно, заставляя страдать других, а при дополнительном стрессе его реакции могут приобретать психотические черты, уподобляясь поведению душевнобольного. 

Беседовал Александр ГЕРЦ, газета «Лечебные письма»

2019  Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова  © 
Яндекс.Метрика top