© Игорь Юров, врач - психотерапевт
КАК НЕ ОКАЗАТЬСЯ НА ПСИХИАТРИЧЕСКОМ УЧЕТЕ

Вопрос: "Сегодня я приду к врачу-психотерапевту на прием в поликлинику полечить бессонницу, а завтра моя амбулаторная карта окажется на психиатрическом учете, и я не смогу ни получить водительские права, ни приобрести оружие, ни устроиться на ответственную работу… Нет, уж, спасибо! Буду или справляться сам, или, в крайнем случае, пойду на прием к психологу – он не врач, никаких карточек не заводит". 

Ответ И.Ю.:

Не окажетесь, если только не придете на прием в то учреждение, где ведется этот самый психиатрический учет (правильнее говорить - диспансерное наблюдение), т.е. в специализированное психиатрическое учреждение, например, психоневрологический диспансер, или не направитесь прямиком в приемное отделение психиатрической больницы. В принципе, можно, конечно, оказаться на диспансерном наблюдении и поневоле, попав под статью о принудительной госпитализации, но по причине "бессонницы" и подобных ей невротических расстройств в наше время такое просто невозможно.

Российская социальная система и законодательство, конечно, имеют множество недостатков, об этом всем известно. И отношение к людям часто оставляет желать лучшего. Но все же, ситуация не может доходить до такого абсурда, чтобы из-за элементарной бессонницы и вообще из-за любого невротического симптома, человек был подвергнут ограничению в социальных правах, куда бы он со своей проблемой ни обратился. Что бы ни думали о психиатрах, это все же врачи со специальным образованием, которые вполне способны отличить невроз от шизофрении, слабоумия, маниакально-депрессивного или эпилептического психоза и других тяжелых психических расстройств, влекущих за собой нарушение социальных функций или неспособность сознательно контролировать свои действия.

Первое, что происходит при обращении даже в психиатрическое учреждение – это диагностика, исходя из которой и решается вопрос о диспансерном наблюдении и соответствующих ограничениях. Никогда пациент с симптомами невротического уровня не будет ограничен в социальных правах, куда бы ему ни «вздумалось» обратиться и где бы ни "оказалась" его амбулаторная карта. Вообще мне никогда не приходилось слышать, чтобы амбулаторные карты перемещались или "кочевали" из одного медучреждения в другое: перемещается пациент, и в каждом новом учреждении на него оформляется необходимая медицинская документация; в ряде случаев при необходимости и по ПРОСЬБЕ ПАЦИЕНТА делается выписка (эпикриз) из амбулаторной карты для предоставления в другую клинику. Наконец, существует понятие врачебной тайны, распространяющееся на психиатрию никак не меньше (даже больше), чем на любую сферу медицины, при нарушении которой можно и в суд подать.

Даже тот, кто уже находится на диспансерном наблюдении по причине серьезного психического заболевания, может составить заявление с просьбой о прекращении наблюдения и отмены социальных ограничений, при необходимости - обратиться в суд. В том случае, если заболевание не проявляет себя в течение длительного времени (обычно учитывается пятилетний срок), на протяжении которого пациент не нуждался в психиатрическом лечении, а его адекватность ни у кого не вызывала сомнений, то решением специальной врачебной комиссии его просьба полностью удовлетворяется.

Существует далеко не одна форма диспансерного наблюдения (психиатрического учета), их несколько: консультативно-лечебная помощь (консультативное наблюдение), собственно диспансерное наблюдение (динамическое наблюдение), и, наконец, в случае если больной представляет собой социальную опасность, он подлежит активному диспансерному наблюдению (АДН), при котором оказывается не только жестко ограничен в социальных правах, но и вообще никогда не выпадает из поля зрения психиатров, а его психическое состояние постоянно контролируется; также проверяется соблюдение им всех правил приема поддерживающей терапии. Если бы такой системы не существовало, можно представить, какой опасности подвергалось общество. Порой, критикуя систему психиатрической диспансеризации, люди не отдают себе отчета в том, насколько увеличилось бы количество преступлений, совершенных душевно больными людьми, не находись они под постоянным врачебным контролем.

При обращении на прием к врачу-психотерапевту в обычную поликлинику или частный медицинский центр какая-либо вероятность оказаться «на виду» у психиатров практически исключается, поскольку системы, при которой автоматически осуществлялся бы обмен информацией между психиатрическим и другими лечебными учреждениями просто не существует. Такое можно себе представить, только если врач-психотерапевт, как, впрочем, и любой человек (сосед, родственник, знакомый), столкнувшийся с социально опасным душевнобольным (чего никак не может быть при "бессоннице"), решит проинформировать об этом психиатрическую службу или полицию. 

Одним словом, я бы сказал, что тревога, которую испытывает автор данного вопроса, ни на чем не основана. Минимальные основания для таких опасений, как я уже сказал, могут существовать только при целенаправленном обращении в специализированное психиатрическое учреждение.

2017  Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова  © 
top Яндекс.Метрика