© Игорь Юров, врач - психотерапевт 
 
ПАНИЧЕСКИЕ АТАКИ:
КАК И ПОЧЕМУ ЭТО ПРОИСХОДИТ?
КАК ЛЕЧИТЬ ПАНИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Что такое паническая атака? 

Паническая атака (прежнее название - симпато-адреналовый вегетативный криз, или психовегетативный синдром) – это результат резкого выброса в кровь особых веществ - катехоламинов, производимых эндокринными железами – надпочечниками. Основной из катехоламинов – адреналин - широко известен, как «гормон страха». Поэтому панической атаке всегда сопутствует страх.

Если самому здоровому, крепкому, уравновешенному и флегматично настроенному человеку ввести шприцом адреналин, то у него разовьются симптомы типичной панической атаки: накатит волна страха, будет «выскакивать из груди» сердце, «бить дрожь», бросит в пот, возникнет резкая слабость, тяжесть или жжение в грудной клетке, ощущение внезапного жара или холода, перехватит дыхание, «подпрыгнет» давление, похолодеют или онемеют конечности, ноги станут «ватными», затуманится голова, могут возникнуть тошнота, головокружение, чувство неустойчивости, шаткости, нереальности, ненатуральности происходящего, возможно - потребность опорожнить мочевой пузырь и кишечник. То же самое произойдет при любом внезапном испуге (взорвалась петарда, выскочила собака, чуть не сбила машина, просто пошутили, схватив сзади за плечи).

Таким образом, все, что происходит с телом при панической атаке, является нормальной, естественной, физиологической, здоровой реакцией организма на страх. Вся «патология», «ненормальность» панического расстройства состоит только в одном – страх возникает по самому незначительному поводу или вообще без повода - «на ровном месте» или даже ночью во сне. Естественно, что первой в таком случае приходит мысль о серьезном заболевании. 


Какой страх переживается при панической атаке? 

Состояние «вегетативной бури», или «вегетативного шторма» (так еще называют происходящее с организмом при панической атаке) настолько пугает человека, что ассоциируется с умиранием.

Страх смерти, или танатофобия – это самый распространенный вид страха, переживаемого при панической атаке.

Кажущаяся конкретная «причина для смерти» не у всех одинакова: тот, кто фиксирует внимание на тяжести и боли в груди, сердцебиении и повышении артериального давления, боится умереть от сердечного приступа; кто испытывает распирание, пульсации, приливы жара в голове, ощущает угрозу инсульта; кто страдает от чувства нехватки воздуха, «комка в горле», напряжения мышц шеи, боится смерти от удушья; у кого больше выражены дурнота, тошнота и головокружение, тот боится падения в обморок, потери сознания и состояния беспомощности.

Повторяющиеся панические атаки часто вызывают страх перед каким-то скрытым заболеванием, например, онкологическим. Поэтому паническое расстройство, не будучи своевременно излеченным, довольно быстро «обрастает» дополнительными навязчивыми тревожными переживаниями – фобиями: онкофобией, кардиофобией, агорафобией, клаустрофобией и пр.

Вторым по распространенности содержанием страха при панической атаке является страх потери контроля над поведением, психического заболевания, сумасшествия, шизофрении, эпилепсии и пр. Этот страх носит название лиссофобии. Он наиболее выражен у тех, кто во время панического приступа остро переживает дурноту, пустоту, неясность, нереальность, ненатуральность, происходящего (т.н. синдром дереализации/деперсонализации); либо у тех, кто еще до развития панических приступов длительное время страдал от невротических расстройств – депрессии, тревоги, навязчивостей, бессонницы;  или у кого возникли опасения, что панические атаки могут быть признаком утяжеления «психического заболевания» или его «перехода» в шизофрению. Также поводом для лиссофобии может быть ранее пережитый опыт контактов с действительно душевно больными людьми. 


Что происходит при панической атаке? 

Ни с какой психической или соматической патологией классические панические атаки никак не связаны. При паническом приступе выходит из равновесия вегетативная нервная система – больше ничего. В нестабильном состоянии даже очень незначительное эмоциональное переживание (например, любая тревожная мысль или просто воспоминание о пережитой ранее панической атаке) вызывает интенсивный выброс катехоламинов (адреналина) и выраженную вегетативную реакцию - это все.

Как уже говорилось, эту вегетативную реакцию называют по-разному - вегетативным ответом, вегетативным кризом, «вегетативной бурей или штормом», вегетативным сбоем, вегетативной нестабильностью, вегетативным неврозом. Именно комплекс вегетативных симптомов ассоциируется у пациента с тяжелым физическим или психическим расстройством. Чтобы понять, почему организм оказывается в таком состоянии, нужно хорошо представлять, что такое вегетативная нервная система.

У человека функционируют две нервных системы. Одна из них управляет мускулатурой и движениями тела. Вторая – всем остальным. Это и есть вегетативная нервная система (на медицинском сленге – «вегетатика»). Вегетативный – в переводе с латыни означает «растительный», вегетатика – «растительность». Соответственно, вегетативная нервная система, подобно ветвистому растению, «опутывает» весь организм, отвечая за мириады функций – частоту сердцебиения, кровенаполнение больших и малых сосудов, тонус желчевыводящих протоков и мочеточников, слюно- и потоотделение, частоту и глубину дыхания, перистальтику желудочно-кишечного тракта, выработку гормонов, ферментов и многое другое.

При сильных эмоциональных переживаниях, длительном перенапряжении, гормональных изменениях и пр. (см. ниже - «Что вызывает паническое расстройство?») у эмоционально впечатлительных личностей гипоталамус (отдел мозга, генерирующий тревожные импульсы) начинает «сигналить» гипофизу о состоянии стресса, а тот "сообщает" об этом коре надпочечников, которые и выбрасывают в кровь такую «порцию» катехоламинов (проще говоря – адреналина), которая у обычного человека вырабатывается при стихийном бедствии, пожаре, финансовом крахе или смерти близкого родственника. По причине избытка катехоламинов на психическом уровне переживается типичная паника, а на телесном –  вегетативная нервная система выходит из равновесия.

Поскольку вегетативная нервная система отвечает в организме по сути «за все», то и телесные ощущения при панической атаки могут быть практически любыми, порой самым необычными, причудливыми или имитирующими тяжелые заболевания: распространяющиеся по телу и обжигающие «как кипяток» волны жара, леденящие приливы холода иди онемения, ощущения стягивания, покалывания, распирания, сжатия в груди или животе, боли, напряжение и скованность в спине или шее, тяжесть, жжение в груди, интенсивное потоотделение, чувство препятствия для дыхания или глотания, комок в горле, тошнота, отрыжка, изжога, боли или спазмы в желудке, тяжесть, пустота, дурнота в голове, разнообразные ощущения головокружения, неустойчивости, шаткости, обморочного состояния, сильные колебания артериального давления, реакции со стороны кишечника и мочевого пузыря.

Все перечисленные и многие подобные им ощущения официально называются соматоформными симптомами, а состояние вегетативной нестабильности в целом - соматоформной дисфункцией вегетативной нервной системы, в просторечии – вегетососудистой дистонией. (Подробно - см. "Болезнь, которой нет. Вегетососудистая дистония: суть, причины, лечение".) Понятие «соматоформный» говорит само за себя: «по форме» симптом является как будто соматическим, телесным, указывающим на физическое заболевание, но это только ПО ФОРМЕ. ПО СУТИ же это ничто иное, как реакция тела на негативные эмоции тревоги, волнения, беспокойства, страха.


Что такое паническое расстройство? 

Паническое расстройство, или эпизодическая пароксизмальная тревожность – это состояние, при котором панические атаки возникают периодически (например, несколько раз в месяц) и непредсказуемо, неожиданно, без связи с конкретной, внушающей страх ситуацией. В международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) паническое расстройство имеет диагностический шифр F41.0 и относится к общей группе «Невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств».

Таким образом, паническое расстройство является ничем иным, как вариантом тревожного невроза, и требует обращения к врачу-психотерапевту или психиатру.

Врачи других специальностей - невропатологи, кардиологи, эндокринологи, гастроэнтерологи и др. (не говоря о психологах, не имеющих медицинского образования), как правило, не обладают достаточной компетенцией для лечения панического расстройства, но их консультации могут быть целесообразны перед обращением к психотерапевту для исключения возможной физической патологии, сопутствующей или скрывающейся за паническим расстройством.

Стандартные диагностические критерии панического расстройства следующие. Панические приступы (выраженная тревога, быстро нарастающий страх) должны:

  • возникать повторно – несколько раз в течение 1 месяца и непредсказуемо, т.е. без видимой причины, вне связи с определенными ситуациями, обстоятельствами или объективной угрозой;
  • иметь имеет внезапное начало и переживаться, как отдельные эпизоды интенсивного страха или дискомфорта;
  • проявляться симптомами, достигающими максимума в течение нескольких минут и длящимися, по меньшей мере, несколько минут;
  • разграничиваться периодами сравнительно свободными от тревожных симптомов, за исключением характерной тревоги ожидания повторного приступа;
  • быть не связаны с физическим, органическим (неврологическим) или другим психическим заболеванием.

Иногда выделяют две степени панического расстройства: умеренную - F41.00 (минимум 4 панических атаки за 4 недели наблюдения) и тяжелую - F41.01 (минимум 4 панических атаки в неделю за 4 недели наблюдения). 


Что вызывает паническое расстройство? 

Есть факторы причинные, т.е. делающие возможным и даже вероятным развитие панического расстройства когда-либо в жизни, и есть факторы провоцирующие, т.е. вызывающие паническую атаку в конкретный момент времени.

ПРИЧИННЫЕ ФАКТОРЫ конституциональны, т.е. связаны с физиологической, телесной основой человека, можно сказать, что они генетически обусловлены и наследуемы. К ним относятся:

  • тревожность, неуверенность, склонность испытывать волнение, беспокойство по незначительным поводам;
  • эмоциональная чувствительность, впечатлительность, ранимость;
  • внушаемость, мнительность, сентиментальность, чрезмерная чувственная открытость;
  • лабильность, т.е. неустойчивость, изменчивость, непостоянство эмоционального фона;
  • вегетативная реактивность, т.е. высокая отзывчивость тела на эмоциональные переживания, проявляющаяся набором вегетативных симптомов – сердцебиением, головокружением, одышкой, тошнотой, потоотделением, дрожью, ощущениями жара, холода, онемения, боли и пр.

Совокупность данных факторов, повышающих вероятность развития панического расстройство, впрочем, как и любого другого тревожного невроза, давно носит название нейротизма (или невротизма). Буквально недавно появились данные генетических исследований, доказывающие, что нейротизм - это четко наследуемый параметр.  

Действительно, когда у человека развивается паническое расстройство, то почти всегда оказывается, что его отец или мать также проявляли тревожность, боязливость, склонность к фобиям и навязчивостям, или эмоциональную неуравновешенность, истеричность, страх за свое здоровье, ипохондричность - вечный поиск физических причин плохого самочувствия, или раздражительность, взрывчатость, гневливость, агрессивность. У мужчин эти личностные особенности часто маскируются алкоголизмом. Однако, до сих пор трудно определить, в какой именно мере тревожность и явления нейротизма передаются с генами, а в какой ребенок учится тревожно реагировать, копируя поведение родителей.

Уже в детстве или молодости таким людям часто выставляется диагноз вегетососудистой (ВСД) или нейроциркуляторной дистонии (НЦД) по причине частых головных болей, головокружений, слабости, утомляемости, эмоциональной неустойчивости, колебаний настроения, раздражительности, сложности концентрации внимания, нарушений сна и аппетита, подъемов или падений артериального давления. Характерны, но не обязательны, также анатомические особенности в виде пролапса митрального клапана, пониженная масса тела, астеническое телосложение (рост выше среднего, худощавость), у женщин часто бывает выражен предменструальный синдром.

Таким образом, чем больше у человека проявлен нейротизм/невротизм и чем выше личностная тревожность, тем вероятнее развитие у него панического расстройства. Типичные флегматики и сангвиники никогда в жизни не сталкиваются с паническими атаками, а холеричные, эмоционально впечатлительные, мнительные и боязливые натуры, наоборот, склонны переживать панические приступы, как минимум, в каждой стрессовой ситуации.

По образному выражению самих пациентов, в состоянии выраженной тревоги они как будто «без кожи», и каждая мелочь действует на них чуть ли не как стихийное бедствие. В этом смысле они прямо противоположны тем, к кому относятся выражения – «толстокожий, ему все, как слону дробина», «хоть кол на голове теши», «как об стенку горохом». Эти люди, наоборот, не знают, что такое паническая атака, обычно требуя от тревожных пациентов невозможного, а именно -  «немедленно успокоиться», «прекратить паниковать», «взять себя в руки», «заняться делом», перестать «делать из мухи слона» «мотать людям нервы», «истерить» и т.д. и т.п..

ФАКТОРАМИ ПРОВОЦИРУЮЩИМИ первые панические атаки, могут быть любые эмоциональные стрессы, наиболее частыми из них являются разрыв личных отношений, уход супруга/супруги, беспокойство за детей, прерванная беременность, болезнь или смерть близкого родственника или даже любимой собаки. На втором месте - семейные и рабочие конфликты, невыполнимые требования начальства, финансовая задолженность.

В не меньшей степени паническую атаку может спровоцировать стресс сугубо физического характера. Часто первая паническая атака случается:

  • при пищевом или любом другом отравлении;
  • солнечном/тепловом ударе;
  • при употребления больших количеств крепкого кофе/чая;
  • при интенсивной физической или спортивной нагрузке особенно в сочетании с «энергетиками», стимулирующими биодобавками;
  • на утро после «перебора» с алкоголем, смешивания спиртных напитков, употребления некачественного алкоголя и т.п.;
  • в результате «экспериментов» с марихуаной, амфетаминами, спайсами, ЛСД развиваются особенно тяжелые и устойчивые к лечению панические атаки с выраженным синдромом дереализации-деперсонализации;
  • при нарушении ритма сна-бодрствования, напряженной работе, сопровождающейся явным переутомлением, недосыпанием, «цейтнотами», "цугцвангами", высокой ответственностью;
  • на фоне заболеваний, для лечения которых применялись интенсивные курсы антибактериальной и противовирусной терапии;
  • при использовании гормональных препаратов, например контрацептивов, или при их резкой отмене;
  • в послеродовом периоде, климаксе, во время выраженного предменструального синдрома. 

Таким образом, вызвать первую паническую атаку у тревожной личности может практически любой стимул – сильное негативное впечатление или эмоциональное переживание, повышающие беспокойство до критического уровня, а также любой физический фактор, активирующий симпатический отдел вегетативной нервной системы, или, проще говоря, приводящий к повышенной выработке адреналина.

У не тревожной личности типичное паническое расстройство, как правило, не развивается ни при каких обстоятельствах; такие люди реагируют на чрезмерный стресс иначе - погружением в деятельность или уходом в себя, отчуждением,  депрессией, гореванием, бессонницей, истерикой, алкоголизацией, наркотизацией, возбуждением и агрессией.

Чаще всего паническое расстройство впервые развивается при таких обстоятельствах, когда эмоциональные и физические стрессовые факторы совпадают по времени: например, переживанию за здоровье близкого сопутствует перегрузка на работе, недосыпание и алкоголизация; проблемы в семье возникают в период аномальной жары, на фоне приема гормонального препарата. 


С чем путают паническое расстройство? Какие диагнозы выставляются при паническом расстройстве формально или ошибочно?

(В данном разделе описаны регулярно встречающиеся, но, конечно же, не систематические случаи формального подхода или ошибок при диагностике и лечении панического расстройства.) 

Когда человек впервые в жизни переживает одну или несколько панических атак, он крайне редко способен сразу правильно оценить происходящее и обратиться к врачу-психотерапевту. В подавляющем большинстве случаев страх «гонит» его к врачам соматического профиля – терапевту, кардиологу, неврологу, гастроэнтерологу, эндокринологу.

Реально необходимый минимум обследований пациента без хронических заболеваний при появлении у него симптомов тревожно-вегетативного, в том числе, панического расстройства, включает общий терапевтический осмотр, клинический и биохимический анализ крови, исследование гормонов щитовидной железы, электрокардиограмму, при желании – МРТ головного мозга и его сосудов. После этого пациент направляется к врачу-психотерапевту.

Однако, даже когда приходит понимание, что речь идет об обыкновенном тревожном неврозе, все равно, оказывается, что «к психиатру обращаться страшно» - вдруг «кто-то узнает», «поставят на учет», «лишат водительских прав», «положат в психбольницу» «подсадят на таблетки» и т.п., и лучше «попробовать полечиться» у невропатолога. (Подробнее о необоснованности такого рода опасений.)

Однако ни невропатолог, ни, тем более, любой другой врач-интернист не имеют достаточной компетенции в лечении неврозов. Для убедительности можно заглянуть в официальный диагностический реестр - ныне действующую Международную классификацию болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), где диагноз «Паническое расстройство» (F41.0) включен в рубрику «Невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств» (F40–F48), в свою очередь относящейся к классу V - «Психических расстройств и расстройств поведения» (F00–F99).

Таким образом, паническое расстройство - это компетенция врачей-психотерапевтов и психиатров, никого больше. Лечить паническое расстройство у врачей других специальностей – это то же самое, что лечить язвенную болезнь желудка у кардиолога, а ишемическую болезнь сердца у гастроэнтеролога. Ни один здравомыслящий человек так поступать не будет, да и врачи, видя пациента не своего профиля, в большинстве случаев незамедлительно направляют его к соответствующему специалисту. Так бывает, в большинстве случаев, но, оказывается, не во всех.

В российской системе здравоохранения, рекомендуя консультацию психотерапевта или психиатра, врач рискует услышать возмущения вроде – «Я не сумасшедший, у меня с головой все в порядке, идите сами туда!». Если же обращение происходит еще и к платному специалисту, то зачастую складывается ситуация, в которой «терять клиента» нежелательно в принципе. И вот тут начинается «полное обследование» и «лечение»...

Для того, чтобы начать действовать, врач обязан поставить диагноз, в соответствии с которым будут сформулированы конкретные назначения.

Кардиолог, отмечая учащенное сердцебиение, колебания артериального давления, повышенное потоотделение, жалобы на тяжесть, стеснение или жжение в грудной клетке и т.п. в лучшем случае «отделается» диагнозом вегетососудистой (нейроциркуляторной) дистонии по гипертоническому типу или психовегетативным синдромом, но также может выставить пароксизмальную тахикардию, экстрасистолию, функциональную аритмию, гипертоническую болезнь (ведь очень легко принять паническую атаку, сопровождающуюся высоким подъемом артериального давления, за гипертонический криз) и даже - ишемическую болезнь сердца (ИБС), назначив комплекс дополнительных обследований – велоэргометрию, эхо-кардиографию, холтеровское мониторирование и пр.. Чем сложнее диагностическое исследование, тем больше в нем можно найти «зацепок» в пользу требующей лечения сердечной патологии, особенно в ситуации, когда у пациента с тревожным неврозом уже и так «от страха глаза велики». Дальше начинается длительное малоэффективное лечение гипотензивными препаратами, бета-адреноблокаторами, статинами, антикогулянтами и т.п..

Невролог/невропатолог зачастую сообщает, что причиной панического расстройства являются «сосуды» и назначает сосудистые препараты, а также ноотропы и витамины группы «В» «для поддержания мозговой деятельности», чаще всего одновременно до 5 препаратов. Типичные назначения – мексидол (нейрокс, мексиприм), пикамилон, актовегин, кортексин, пирацетам (ноотропил), фенибут (анвифен), фенотропил, мильгамма, нейромультивит, циннаризин, фезам, семакс, церетон. Диагнозы, обосновывающие такую терапию звучат довольно серьезно и у всех на слуху – «Ишемическая атака», «Острое (преходящее, временное) нарушение мозгового кровообращения, ОНМК», «Хроническая ишемия сосудов головного мозга», «Хроническая недостаточность мозгового кровообращения, ХНМК», «Дисциркуляторная энцефалопатия, ДЭП», «Вертебро-базилярная недостаточность».

Совершенно очевидно, что сосуды всего тела и мозговые, в том числе, чутко реагируют на сопровождающий паническую атаку выброс катехоламинов (адреналина), их тонус резко меняется. Однако, причем тут «болезнь сосудов», «сосудистая патология»? Есть люди, которые при тревоге и смущении сильно краснеют (как в выражениях «покраснел от стыда», «стал красный как рак»), такое покраснение есть ничто иное, как сосудистая реакция, расширение поверхностных капилляров кожи. Будем лечить сосуды? ОНИ не здоровы? В НИХ проблема? Или все же постараемся избавить человека от тревоги и беспокойства? Паническое расстройство – аналогичная реакция вегетативной нервной системы, лишь значительно более сильная и затрагивающая практически все системы и органы, при этом пациенты с паническим расстройством «неустанно» госпитализируются в неврологические стационары для проведения интенсивной сосудистой терапии, получая, в лучшем случае, лишь незначительное улучшение, и то обычно за счет того, что среди всех препаратов им «незаметно попадают» те, которые действительно моментально, хотя и на непродолжительный срок снимают тревогу и успокаивают вегетатику, а именно транквилизаторы - таблетка феназепама (альпразолама, клоназепама) или инъекция диазепама (релиума, реланиума, седуксена) - «на ночь, для сна». Подробнее об этом - "Как правильно лечить "нервы"?"

Другой крайне распространенный неврологический диагноз, который выставляется вместо панического расстройства (что особенно характерно для провинциальных поликлиник) – это остеохондроз шейного отдела позвоночника и даже межреберная невралгия. Как это возможно? Очень просто – невротичный пациент с паническим расстройством физически здоров, но выявить признаки остеохондроза позвоночника, «списав» на него приступы паники, можно практически у каждого человека старше 15 лет.

Не понимающий, что с ним происходит, несчастный и при этом абсолютно здоровый паникер получает, наконец, «успокаивающий» его ответ – это «не сердце», «не опухоль», «не шизофрения» и даже «не щитовидка» - ура! - это все от остеохондроза, это «просто где-то там в шее (или между ребрами) защемляется нерв»! Все понятно – «от этого не умирают» и «не сходят с ума»!

Вот только почему же "симптомы шейного остеохондроза" возникают не при неловком движении, не в неудобной позе, не при физической нагрузке и даже не тогда, когда "шею продует", а при нахлынувших тревожных мыслях, волнении, беспокойстве, разочаровании, недосыпании, усталости, эмоциональном или умственном перенапряжении, конфликте? Если причина симптомов физическая, то почему возникают они при психическом, эмоциональном дискомфорте? Этот вопрос, очевидно "от радости", пациент уже не задает ни врачу, ни самому себе...

Диагноз остеохондроза шейного отдела позвоночника (ШОП) при паническом расстройстве оказывает огромный "психотерапевтический эффект" – человек успокаивается и… его состояние улучшается! В дальнейшем он может почувствовать себя еще немного лучше в результате множественных расслабляющих и отвлекающих процедур, назначаемых при остеохондрозе – массажа, мануальной терапии, лечебной физкультуры, обезболивающих, витаминов, и, опять же, «комплексно поддерживающих нервную систему» сосудистых и ноотропных препаратов, дающих прекрасный плацебо эффект (особенно при внутривенных вливаниях), при этом не имеющих абсолютно никакого отношения к лечению панического расстройства. А раз так, значит, необходимо продолжать "лечиться", и главное – не нужно идти к психиатру! Вот только панические атаки полностью не проходят, и качество жизни ухудшается с каждым годом, доводя порой до инвалидности. Но что поделаешь – это же все сосуды, остеохондроз, невралгия, ишемия, энцефалопатия, недостаточность, а потом и климакс, возраст, атеросклероз…

Гастроэнтеролог также не редко принимает участие в лечении тревожных неврозов. Вегетативная дисфункция верхнего и/или нижнего отделов желудочно-кишечного тракта (F45.31, F45.32) проявляет себя комком в горле, затруднениями при глотании, чувством изжоги и отрыжки воздухом, дискомфортом, тяжестью, спазмами, болью в желудке, животе, диареей, особенно усиливающихся при волнении, тревоге, эмоциональном напряжении и любых других негативных переживаниях – как это бывает при любом неврозе, а не при погрешностях в диете, переедании или нерегулярном питании – как при заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Для трактовки таких жалоб у гастроэнтеролога тоже есть «на вооружении» не один диагноз, варианты следующие: «Дискинезия желчевыводящих путей, ДЖВП»; «Гастрит», «Эзофагит», «Хронический гастродуоденит», «Гастродуоденальный рефлюкс», «Гастроэзофагиальная рефлюксная болезнь, ГЭРБ», «Синдром раздраженного кишечника, СРК» и, конечно же, диагноз, наряду с вегетососудистой дистонией, выставляемый только в России, - «Дисбактериоз».

Лечение порой длится годами, применяются малоприятные (фиброгастроскопия, колоноскопия, ректороманоскопия) и дорогостоящие (МРТ внутренних органов) диагностические исследования, жесточайшие диеты, потеря веса порой исчисляется десятками килограммов, но ни врач, ни пациент не придают существенного значения такому простому факту, как то, что изменения в самочувствии теснейшим образом связаны не с изменениями в диете или лечении, а с изменениями настроения и эмоционального фона. Ведь если это признать, то придется идти к психиатру (психотерапевту), который «вообще посадит желудок и печень своими таблетками для психбольных»…

Суть данной проблемы как нельзя лучше характеризует известная индийская притча «Слон в темной комнате».

Одному падишаху некий раджа прислал в подарок слона. И поскольку там, куда он привез слона, его никто никогда не видел, раджа решил сыграть шутку. Он завел слона в темную комнату и предложил падишаху по очереди направлять в комнату своих советников — мудрецов, чтобы они ощупывали слона и затем, выйдя из комнаты, рассказывали своему правителю, каков же он — этот слон. Первый советник, выйдя из комнаты, сказал: — О, великий! Слон этот — толстое и высокое дерево. Второй советник сказал: — Нет, великий падишах, тебе сказали неправду. Слон похож, скорее, на большую извивающуюся змею. Третий советник, выйдя из комнаты, возразил: — О, падишах! Зачем ты держишь при себе этих обманщиков? Слон — скорее обычная не очень толстая веревка. Четвёртый доказывал, что слон — плоский и широкий, как лист пальмы. Пятый убеждал, что слон похож на большую и длинную изогнутую кость. Падишах был в недоумении. И только когда раджа вывел слона на свет, все его увидели, и поняли, что каждый был прав по-своему: кто-то ощупывал ногу, кто-то — хобот, хвост, ухо, бивни. У каждого был свой, но частичный образ слона. И только в целостности получился совсем другой слон. 


Как лечить паническое расстройство? 

Для полного избавления от панических атак необходимо одно – полностью (а не частично) и длительно (а не на короткий срок) понизить уровень тревожности. Тогда «успокаивается» гипоталамус, снижается уровень катехоламинов (адреналина) в крови, стабилизируется вегетативная нервная система. На психическом уровне прекращаются не только приступы страха, но и в целом ощущается комфортное, уравновешенное, работоспособное настроение; на физиологическом – восстанавливается «вегетативный покой», соматоформные симптомы полностью проходят. Достигается такой результат достаточно просто – грамотным назначением одного из серотонин-селективных антидепрессантов, зарегистрированного для лечения панического расстройства, например, пароксетина, флувоксамина, эсциталопрама, сертралина.

Препараты из группы транквилизаторов (алпразолам, клоназепам, феназепам, диазепам, тофизопам, оксазепам), как правило, используются в самом начале лечения для лучшей адаптации к антидепрессанту и быстрого устранения тревоги вместе с большинством вегетативных симптомов. Эффект любого антидепрессанта значительно растянут во времени, транквилизаторы же способны быстро снимать панический приступ и позволяют себя почувствовать «практически здоровым» уже с первых дней лечения. Однако, в случае длительного и бесконтрольного приема при постоянно увеличивающихся дозировках транквилизаторы способны вызывать медикаментозную зависимость, поэтому препараты этой группы ни в коем случае нельзя использовать в качестве основного и, тем более, единственного средства лечения панического расстройства.

Препараты из группы нейролептиков (алимемазин, сульпирид, хлорпротиксен, флупентиксол, тиоридазин, кветиапин, оланзапин) включают в схему лечения на незначительный период времени только при очень тяжелых формах панического расстройства или в случае невозможности по каким-либо причинам использовать антидепрессанты и транквилизаторы. Нейролептики более грубо подавляют тревожность, не приводя при этом к полному избавлению от вегетативных симптомов, а также, в зависимости от дозировки, они могут вызывать побочные эффекты в виде вялости, сонливости, заторможенности, некоторых гормональных изменений (повышение уровня пролактина).

Трициклические антидепрессанты (амитриптилин, кломипрамин, имипрамин) в небольших дозировках могут использоваться для лечения панического расстройства, когда использование других препаратов по каким-либо причинам невозможно или неэффективно. Результат их применения часто также оказывается неполным, а побочные действия (сонливость, тошнота, сухость во рту, задержка стула, увеличение массы тела) могут сохраняться на протяжении всего приема.

Психотерапия (психологическая коррекция, психоанализ, гипноз) при паническом расстройстве бесполезны. По крайней мере, в таких случаях психотерапия никак не является основным, базовым методом лечения. Психологические методы не способны остановить или предотвратить развитие панической атаки в виде симпато-адреналового вегетативного криза, в лучшем случае при значительных усилиях и финансовых затратах (на оплату психотерапии) может быть достигнуто состояние «изоляции аффекта», т.е. переживания панических атак «без паники», когда человек «привыкает» или «смиряется» с приступами, понимая, что никакой реальной угрозы здоровью они не несут, при этом вегетативные и прочие симптомы невроза (утомляемость, разбитость, тревожность, снижение настроения, активности) сохраняются.

Исключение составляют разве что те случаи легкой формы панического расстройства, которые проходят сами по себе, пока длится курс психотерапии, ведь почти каждый человек переживает в жизни состояния, напоминающие панические атаки, у большинства они больше не повторяются или повторяются крайне редко, не нарушая качества жизни. Нужно понимать, что при паническом расстройстве, как и при любом неврозе, даже без лечения наблюдаются временные периоды улучшения самочувствия или даже ощущения полного выздоровления. Этому способствует любой положительный настрой, приятные известия, события, дополнительный сон, отдых, отпуск, путешествие, творчество, хобби. Соответственно, не только психотерапия, но и любые расслабляющие и успокаивающие процедуры – дыхательная гимнастика, релаксация, медитация, аутотренинг, самогипноз, йога, массаж, посещение бассейна и спа-салона – могут оказать эффект, но он будет не полным и временным.

Полный и стабильный эффект с хорошим прогнозом на отдаленное будущее при паническом расстройстве может гарантировать только правильная фармакотерапия на основе современного серотонин-селективного антидепрессанта. Подробнее – см. «Как правильно принимать антидепрессант?»

Тем не менее, психотерапия, особенно проводимая в когнитивно-поведенческом направлении, рекомендуется в качестве дополнительного средства к базовому курсу медикаментозного лечения параллельно с ним или или по его завершении. В некоторых случаях, например, при сочетании панического расстройства с устойчивыми фобиями – агорафобией, клаустрофобией, применение когнитивно-поведенческих методик бывает даже необходимо.

Современные международные стандарты терапии неврозов, в том числе, и панического расстройства, предполагают сочетание медикаментозного и психотерапевтического подходов. Соотношение вовлеченности пациента в тот и другой процесс, их параллельное или последовательное применение, длительность, выбор конкретного психотерапевтического направления определяется в каждом конкретном случае отдельно.


Что будет, если не лечить паническое расстройство? 

Очень многие люди один или несколько раз в жизни переживали панические атаки в ситуации эмоционального стресса, при волнениях за близких, сильном переутомлении, недосыпании или гормональной перестройке. Например, при попадании самолета в воздушную яму мало кто из пассажиров не ощутит хотя бы некоторых симптомов панического приступа. Однако, уходит причина для страха – уходит и паника. Даже повторные панические атаки вполне могут прекратиться и больше не заявлять о себе. А могут и не прекратиться.

Чем больше выражены приступы паники, чем более длительной и безвыходной оказывается ситуация, в которой они возникли, чем тревожнее по своей натуре человек, чем меньше он осознает связь между своим эмоциональным состоянием и приступами, чем меньше он вообще понимает происходящее с его организмом, тем больше он начинает бояться уже самих своих панических состояний, видя в них угрозу для физического и психического здоровья, тем в больший тотальный страх он погружается и тем меньше шансов ожидать, что панические атаки прекратятся сами по себе.

Поэтому, если дело не ограничилось 2-3 приступами, произошедшими за небольшой промежуток времени (например, в течение месяца), то вряд ли стоит рассчитывать на их самопроизвольное прекращение, нужно обращаться к врачу-психотерапевту. Что же произойдет при отсутствии должного лечения?

В небольшом проценте случаев (особенно при обращении не к врачу, а к психологу) формируется выше описанное состояние «изоляции аффекта»: панические атаки перестают вызывать острый страх, к ним вырабатывается «толерантность», с ними «свыкаются, как с неизбежностью», но качество жизни при этом оставляет желать лучшего, а при каждом новом стрессе усиливается вероятность, что сохранившийся невроз проявит себя как-то иначе – бессонницей, депрессией, ипохондрией, навязчивыми состояниями.

В большинстве же случаев паническое расстройство будет прогрессировать: приступы будут становиться все чаще (хотя не обязательно тяжелее  - самые первые бывают наиболее тяжелыми и пугающими), промежутки между ними будут все более беспокойными, пронизанными тревогой, разбитостью, слабостью, разнообразными вегетативными расстройствами в виде головных болей, головокружений, сердцебиений, тошноты, скачков артериального давления, расстройств со стороны дыхательной системы (чувство неполноты вдоха, «комка в горле») и желудочного-кишечного тракта (тяжесть, спазмы, боли, диарея, метеоризм), иногда устанавливается субфебрильная (36,9-37,2С) температура тела, возникает гнетущее чувство «тупости», затуманенности, неясности мышления, неестественного, измененного восприятия происходящего; почти всегда нарушается сон, снижается трудоспособность и социальная активность, усиливается стремление к одиночеству.

Если и дальше не назначается надлежащее лечение, то тревожность и плохое самочувствие становятся почти постоянными, человек ощущает себя в состоянии как бы слабовыраженной, но не прекращающейся панической атаки; нарастает ипохондрия – навязчивый поиск у себя симптомов несуществующего физического заболевания; все больше проявляет себя депрессия в виде тоски, апатии, бессилия, безысходности.

Таким образом, паническое расстройство ни во что не «переходит» - ни в сердечную, ни в сосудистую, ни в эндокринную патологию, ни в шизофрению или другое психическое заболевание, хотя пациенты почти всегда охвачены такого рода опасениями. Никто не заболевает физически и не сходит с ума (а если и заболевает, то вне всякой связи с паническим расстройством – так же, как может заболеть любой другой человек). Невроз остается неврозом, тем не менее, он усугубляется: вегетативная дисфункция становится все более устойчивой, тревожность постепенно приобретает хронический характер, становится менее выраженной и «замещается» депрессией, нарастает социальная дезадаптация, катастрофически падает качество жизни.

Как правило, на любом из этапов развития панического расстройства – как сразу после первой панической атаки, так и через годы страданий от тревожно-вегетативных и депрессивных симптомов, грамотно построенная терапия дает полный и качественный результат, но во втором случае она более длительная.


Другие статьи о панических атаках:

 

2017  Сайт врача-психотерапевта Игоря Юрова  © 
top Яндекс.Метрика